RUS
EN
 / Главная / Публикации / «Нам кажется, что в России Бог нас слышит лучше»

«Нам кажется, что в России Бог нас слышит лучше»

Светлана Сметанина26.04.2017

В программе освоения Дальнего Востока государство придаёт большое значение переезду семей старообрядцев из Южной Америки. Первые попытки сложились не слишком удачно. Но теперь власти на самом высоком уровне намерены сделать всё, чтобы возвращение староверов на свои исконные дальневосточные земли стало как можно более массовым.

16 марта Владимир Путин встретился с митрополитом Московским и всея Руси Русской православной старообрядческой церкви Корнилием. Встреча такого рода – сама по себе важный знак. Никогда прежде глава российского государства не принимал у себя предстоятеля старообрядческой церкви. Речь шла о переезде староверческих общин из Латинской Америки в Россию и конкретно на Дальний Восток. «Президент подчеркнул, что нужны примеры того, как русские могут трудиться и осваивать землю», – митрополит Корнилий поделился подробностями беседы с участниками конференции «Возвращение староверов на Дальний Восток», организованной министерством по развитию Дальнего Востока и Агентством по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке.

Члены старообрядческой общины в с. Дерсу (крайний слева – Ульян Мурычев). 
Фото: Полина Иванушкина, aif.ru

Действительно, сложно найти другой такой пример, когда люди не просто ответственно, а даже в каком-то смысле истово относятся к земле и работе на ней. К примеру, в Боливии, где осело несколько сотен старообрядческих семей, их земли дают гораздо более высокие урожаи, чем плантации местных крестьян.

Возвращение на «Святую Русь»

Но удивительно даже не эта культивируемая веками любовь к сельскохозяйственному труду, а то, что гонимые и вынужденные скитаться по всему миру общины старообрядцев везде, где удавалось осесть, воссоздавали свой мир – свою «Святую Русь». Вытесненные из Центральной России в Сибирь и на Дальний Восток, после революции 1917 года староверы вынуждены были эмигрировать в Китай. А когда к власти и в Китае пришли коммунисты, они опять бросили всё и бежали в Австралию, Уругвай, Боливию, США и Канаду. И тем не менее за более чем триста лет гонений и скитаний им удалось не просто сберечь веру и родной язык, а полностью сохранить жизненный уклад, завещанный ещё предками.

Читайте также: Русский дом на Тубабао 

В середине 2000-х российские власти, озаботившись заселением пустеющего Дальнего Востока, вспомнили о староверах и предложили им вернуться на историческую родину. Зачем это самим старообрядцам, вполне, казалось бы, прижившимся на дальних землях? Тем более что уже не одно поколение родилось и выросло в совсем других культурных и климатических условиях. 

Митрополит Корнилий объясняет это так: «Это русские из русских, православные из православных и они хотят вернуться на родную землю, где триста лет были гонимы, но остались патриотами и готовы вернуться, чтобы честно трудиться». А представитель общины староверов в Приморском крае Ульян Мурычев выразился и того проще: «Как было не поехать – кому не охота жить в своей Святой Руси?»

Правда, возвращение на историческую родину оказалось вовсе не таким идиллическим, как мечталось дедам и бабкам нынешних старообрядцев.  Особенно тяжёлые испытания выпали на долю тех, кто переехал в село Дерсу в Приморском крае. 

Ольге Ровновой, секретарю Комиссии по исследованию старообрядчества при Международном комитете славистов, буквально на Пасху удалось съездить в эти удалённые от какой-либо цивилизации места. По её словам, жизнь старообрядческой общины (а там всего 71 человек) больше похожа на выживание. Причём зачастую возникшие проблемы даже трудно объяснить с точки зрения здравого смысла. К примеру, для отопления своих изб староверам нужны дрова, но взять их негде, хотя кругом сплошные леса и буквально под ногами лежат кубометры валежника и сухостоя. Но брать их нельзя, поскольку территория, примыкающая к селу, принадлежит национальному парку «Удыгейская легенда». Почему местные власти не могут договориться с руководством заповедника по поводу дров – загадка. А ведь для людей, зимующих там при морозах в 40 градусов, это буквально вопрос жизни и смерти. 

«Нам ставят палки во все четыре колеса, а нужно адаптироваться и к климату, и к населению, и к начальству», – описывает ситуацию Ульян Мурычев.

Работать на земле

К климату, видимо, адаптироваться всё же легче. А вот насчёт взаимопонимания с людьми  большие сложности. Староверы говорят на чистом русском языке, но зачастую с трудом понимают местных – слишком по-разному те и другие воспринимают жизнь. «Над нами смеются как над детьми», – признаётся Мурычев. Наивность и доверие староверов не раз играли с ними злую шутку. Бывший глава поселения пообещал за пять миллионов рублей оформить землю в собственность – деньги взял и обманул. Сейчас-то он в тюрьме, но ведь деньги так и не вернул. Действительно, как дети – верят людям на слово…

К слову, с землёй тоже большие проблемы – в собственность её так и не дают. А плату за аренду повысили в пять раз, что стало для староверов неподъёмно. А земли староверам нужно много – минимум 300 гектар на семью, чтобы работа на ней была материально оправдана и выгодна. Так что и хорошая сама по себе программа «Дальневосточный гектар» проблемы не решит. Казалось бы, есть конкретные люди, готовые работать на земле со всей душой и ответственностью, и есть край, где полно земли, никем не освоенной и не занятой. Почему бы не соединить одно с другим на благо и самому краю, и России в целом? 

Новые старые соотечественники

В Амурской области, где проживает община из 24 человек, ситуация полегче. Частные лица предоставили там в дар староверам 1500 гектар земли. В поселении построено три новых дома, вот-вот к ним протянут электричество. Но проблемы с адаптацией к российской действительности актуальны и здесь. Члены общины хотели бы вступить в Госпрограмму по содействию переселению в Россию соотечественников из-за рубежа, не только предоставляющую существенную материальную помощь переселенцам, но и позволяющую довольно быстро получить российское гражданство. Но вот закавыка – в программе указаны жёсткие критерии для участников: наличие диплома об образовании и подтверждённый стаж работы. Проблема в том, что у староверов зачастую нет даже начального образования – все они учатся дома. И дома же работают – сами на себя. Так что никаких трудовых книжек тоже нет. Кристина Мягкова, советник главы города Свободный в Амурской области, много и добросовестно помогающая староверам, уверена, что для них необходимо делать исключение при приёме в Госпрограмму переселения. 

Такие же коррективы с поправкой на староверческую специфику нужны и при предоставлении кредитов. «Мы хотим взять кредит на покупку коров, но у нас нет документов о трудовом стаже», – объясняет член староверческой общины Ольга Реутова.  

«Для них проблема написать письмо, жалобу. Зарегистрировать юридическое лицо и вести бухгалтерию для отчётности  – вообще невыполнимая задача. Нужен посредник, который проведёт их буквально за руку через все бюрократические хитросплетения. Если в Дерсу в итоге всё будет хорошо, то другие староверы поедут сюда толпами», – уверен исследователь староверов Дмитрий Алешковский.  

Как заверил митрополит Корнилий, нынешняя ситуация с переселением староверов находится на личном контроле президента. Так что вся надежда на него. Ну и на Бога, конечно же. «Нам кажется, что в России Бог нас слышит лучше», – признаётся старовер Ульян Мурычев.  

Также по теме



Новые публикации

Не Гарри Поттером единым. Современные российские детские писатели уходят от страшилок и сказок про инопланетян, возвращаясь к школьным повестям и рассказам о детстве. Эту тенденцию зафиксировала литературный критик, член экспертного совета книжного детского конкурса «Книгуру» Мария Порядина. В интервью «Русскому миру» она рассказала, о чём пишут современные авторы и почему дети не перестают читать книги.  
Неординарным выдался летний субботний вечер в Русском общественном центре Брисбена. Двести человек стали не только гостями и зрителями, но участниками долгожданного концерта мужского хора DustyEsky. Хор состоит по преимуществу из коренных австралийцев, но исполняет русские песни.
Чтобы лучше понимать причины сегодняшнего, зачастую негативного отношения к России со стороны Запада, необходимо обратиться к истории. Руководитель поддержанного фондом «Русский мир» проекта по созданию просветительского ресурса «Национальные мифы о России» Светлана Королёва объясняет, как получилось, что миф, сформированный ещё летописцами Средневековья, процветает и в эпоху Интернета.
В минувшие выходные Тотьма  – город небольшой даже по меркам Вологодской области – отметила 880-летие и провела традиционный День русской Америки. Город прославили солеварение и купцы-мореходы, торговавшие в Сибири и Америке. Именно уроженец Тотьмы Иван Кусков основал Форт-Росс в Калифорнии, и сегодня сюда приезжают официальные делегации из США и представители коренных американцев – индейцев.
Коучинг, вейпер, биткоин, опен эйр, лоукостер – что это всё такое? Почему наш «великий, могучий, правдивый и свободный» язык оказался настолько замусорен чужеродными вкраплениями? Почему депутаты пытаются бороться с засильем иностранных слов на законодательном уровне? И почему более спокойны филологи, которым, казалось бы, и полагается первыми бить тревогу?
80 лет назад, 12 августа 1937 года, с подмосковного аэродрома в Щёлково стартовал знаменитый перелет в Америку экипажа Сигизмунда Леваневского. Это была уже вторая попытка лётчика совершить беспосадочный перелёт через Северный полюс – первый потерпел неудачу из-за поломки самолёта. Как и другие арктические экспедиции советских лётчиков, стремившихся расширить границы возможного, тот перелёт до сих пор хранит свои тайны.
Начнём с констатации: спор о том, является ли Россия частью Запада или частью Востока, лишён предметного содержания. За «московский» период своей истории русские именно благодаря некоторой степени (само)изоляции состоялись как полностью самобытный народ. Но поскольку время от времени спорт этот всё же вспыхивает, давайте заглянем в суть вопроса.
Автопробег дружбы Берлин – Москва, организованный немецкой общественной организацией Druschba Global e.V, завершён. Точнее, не совсем: его участникам ещё предстоит вернуться домой. Накануне они собрались в столице России и рассказали, зачем отправились в это путешествие, а также поделились планами на будущее.