RUS
EN
 / Главная / Публикации / Камиль Ибрагимов: славный потомок великой династии

Камиль Ибрагимов: славный потомок великой династии

19.04.2011

Камиль Ибрагимов в свои двадцать лет не вписывается в модный и нелепый собирательный образ современного российского молодого человека. А быть может, это мы не умеем разглядеть за яркой модной шелухой глубину нового поколения. Судить вам.

В шаге от подвига

Мы сидим с героем в заурядной кофейне не менее заурядного торгового комплекса, наслаждаясь утренним капучино. Тоже, замечу, вполне заурядным. Саблист Камиль Ибрагимов только что вернулся с закончившегося в жаркой Иордании юниорского первенства планеты. Он немного грустно констатирует, что не смог перебороть волнение в личных соревнованиях. Но сквозь рассудительные признания собственного поражения проскакивают искорки гордости. Камиль знает, почему ему пришлось встречаться с корреспондентом в воскресное утро: специалисты высоко оценили его фантастический поединок в полуфинальной встрече уже командного турнира.

Ибрагимов начал бой, когда сборная России за выход в финал уступала немцам 32:40. Суть правил в том, что последним участникам команд – Ибрагимову и его визами (оговоримся, что тактически на последний бой всегда выставляют сильнейших) – нужно первым нанести 45 ударов. Но если немцу необходимо 5 раз поразить нашего, то Камилю, чтобы выиграть, нужно было нанести 13.  Возможно отыграть такой гандикап? Возможно. В истории российской сабли это удавалось. Но только – легендарному и величайшему саблисту планеты Станиславу Позднякову.

– Выиграли?

– Нет. (Камиль прячет улыбку.) Чуть-чуть…Сравнял уже, чуть ошибся – и проиграл. Немецкий спортсмен в жутком ажиотаже все-таки победил 45:42, но бой этот однозначно признан самым эффектным на турнире в Иордании.

– Расстроился?

– Ну, конечно. Понимаю, что мы наконец попали на пьедестал. Но ведь – чуть-чуть…

Обидно. Но, с другой стороны, быть может, Фортуна специально приберегает свои комплименты на будущее время…

Я пытаюсь шутить над тем, что Ибрагимову везет с горячими точками планеты. Свой юношеский (кадетский) чемпионат мира он выиграл в Белфасте, где военное положение – всегда.

– На сей раз в Иордании вроде бы волнения утихли, – делится впечатлениями саблист. – Жили с видом на Мёртвое море. Много читал о нём – теперь увидел…

Элита у колыбели

Наивно было бы пытаться скрывать генетический выбор природы таких ранних успехов молодого россиянина. Его отец – олимпийский чемпион Сеула-1988 Анвар Ибрагимов, мать –  одна из сильнейшах фехтовальщиц  мира конца 80-х, чемпионка мира Ольга Величко.

– То есть выбора у тебя не было. Если спорт – значит фехтование…

– Можно сказать и так. Я честно скажу: мне в детстве казалось, что все вокруг мало того что фехтовальщики – все как один чемпионы мира и Олимпийских игра. Все, кто, как принято говорить, создавал летопись побед, были друзьями моей семьи, собирались у нас дома. Дядя Стас играл со мной, а я и не понимал, что это – тот самый Поздняков.

– Камиль, ну я же понимаю, что сегодня тебе не придет в голову обратиться к вице-президенту федерации «дядя Стас». И все же ты понимаешь, осознаешь свою генетическую уникальность?

– Ой! Как это звучит…Да, конечно, осознаю. Более того, для меня выступление родителей, их результаты – это своеобразный рубеж, который мне необходимо преодолеть, чтобы состояться уже самому. Но у меня есть одно «но»: родители были рапиристами, а я – саблист.

– Как так вышло? Твой выбор?

– Вообще-то да. Ну не понравилось мне на рапире! Как-то не пошло. А когда меня позвал попробовать на сабле Александр Сергеевич Ширшов, мне, как говорится, пришлось по душе.

– А Ширшов ведь тоже был «дядей Сашей»?

(Александр Ширшов – олимпийский чемпион Барселоны-92, принесший последнюю, историческую золотую медаль в копилку наград сборной СССР, выступавшей под флагом «Содружества независимых государств». – А.М.)

– Нет. С ним я сразу понял, что детство беззаботное кончилось. Но было интересно, и получаться стало.

– Родители переживали, советовали сами?

– Доверяли Александру Сергеевичу. Ну и я доверял, как доверяю сегодня. Родители, они, во-первых, родители, а во-вторых – рапиристы. Это шутка, конечно – их опыт для меня бесценен. Но разница между саблей и рапирой позволяет мне, как говорится, не всегда выполнять их тренерские указания.

– Ширшов, говорят, жесткий, даже жестокий тренер…

– Возможно. Да, это так – я никогда не забуду изматывающие кроссы в детском оздоровительном лагере. На Алтае, в жару. Зато сейчас понимаю, как этот фундамент начинает работать.
Все лучшие едут в Россию!

– Камиль, но сегодня тебя тренирует уже не Ширшов? Ты окончательно перешел в группу лучшего специалиста по сабельному фехтованию французу Кристиану Бауэру, который возглавляет сборную России…
Камиль реагирует на журналистскую провокацию по-чемпионски:

– Кто вам это сказал? Да, я сегодня работаю с членами сборной команды России, которой руководит Кристиан Бауэр. Несмотря на скепсис наших так называемых специалистов, Бауэр доказал всем, что он великолепный тренер и специалист: два золота на чемпионате мира – это ответ пессимистам. Работать под руководством Бауэра насколько тяжело, настолько и интересно. Что же касается моего тренера Ширшова…

Поймите, я никого не бросал, ни к кому не переходил. На нынешнем этапе Бауэром по праву установлены правила тренировочного процесса, единого для всех. И в том, что сегодня я тренируюсь под его руководством, нет ничего оскорбительного для моего тренера. Более того, мы даже предвидели с Ширшовым подобную реакцию: перешел – предал. Поймите, сегодня у меня есть уникальная возможность получить знания от ведущего специалиста. И мы с тренером решили, что упускать такой случай, а уж тем более «включать» амбиции – просто глупо. Мы работаем по тем правилам, которые установил Кристиан…

– Это был монолог профессионала! Ты давно таковым себя почувствовал?

Градус диалога снижен. Камиль вновь улыбчив и открыт:

– Не знаю. С деньгами это не связано, хотя сегодня спорт позволяет заработать на жизнь, на учебу. Профессионализм – это, скорее, отношение к самому себе.

– Например?

– Ну, например, я знаю, что когда я нахожусь в отличной форме, я должен кутаться от любого сквозняка. Или, например, я из собственных средств оплачиваю консультации со специалистами в области психологии. Или другой пример – строго диету соблюдаю…

– Ну да в твоем-то возрасте ешь – не хочу!

– Это вам так кажется!..

– Камиль, а не скучно так? Тренировки, сборы, ограничения. Тяжело ведь?

– Да, тяжело. Вот с чемпионата мира вернулся – спал несколько дней, и выспаться не могу! А взрослый сезон ведь только начался!

– А как же учеба, увлечения?

– Сейчас учусь в Смоленском физкультурном. Получу первое образование – попробую поучиться за границей. Вы думаете, я не понимаю, что иностранные университеты меня и сейчас возьмут? Но я-то знаю, что туда нужно поехать на время и уже обладая именем. Иначе – зачем? Какой смысл там оставаться, когда в России все возможно устроить лучше. Дело не в пафосе, а в реальном взгляде на вещи…

…Серьезный он парень, этот чемпион мира, пусть и среди кадетов, Камиль Ибрагимов. Я в свои 20 и не задумывался о выборе – СССР или заграница. Его просто не было. А у них выбор есть. И они его сделали. Он еще не выиграл свой чемпионат мира среди взрослых. И олимпийскую медаль не завоевал. Просто не успел – его время придет чуть позже. И  придет обязательно.

Хотите верьте, хотите нет – чувствуется, что не может не прийти.

Беседовал Андрей Морозов

 
Рубрика:
Тема:
Метки:

Также по теме

Новые публикации

В Киргизии должно быть полноценное российское образование, уверен председатель Центра поддержки русского языка и культурного наследия «Русское достояние» Сергей Перемышлин. Тем более что спрос на него есть, и именно со стороны титульной нации.
Архиепископ Венский и Будапештский Антоний в интервью «Русскому миру» рассказал о деятельности Управления Московской патриархии по зарубежным учреждениям и о том, как приходы Русской православной церкви помогают соотечественникам за рубежом сохранять свои язык и культуру.
11 ноября мир отмечает 100-летие окончания Первой мировой войны. Накануне известные российские историки, принявшие участие в пресс-конференции, посвящённой этому событию, сошлись во мнении, что та война стала важнейшим, переломным событием, во многом предопределившим судьбы всего XX века.
Двухсотлетие Ивана Тургенева широко празднуют не только в Москве, Париже и Баден-Бадене. Лебедянь, Щигры и Топки, а также другие городки и сёла Орловской и Курской областей, прославленные писателем в «Записках охотника», тоже готовятся к его юбилею. В здешних местах, которые называют тургеневским полесьем исследователи творчества писателя и орловские егеря, многое изменилось, но охота до сих пор отменная.
В начале ноября в Киеве и Киевской области прошёл форум «Помнит мир спасённый», посвящённый 75-летию освобождения Киева от немецко-фашистских захватчиков. Форум был организован общественной организацией «Русское национально-культурное сообщество» при поддержке фонда «Русский мир».
Накануне Московское бюро по правам человека представило доклад «Россияне и соотечественники за рубежом: без права на право». Российские правозащитники бьют тревогу: в последние годы за рубежом резко возросло количество инцидентов, когда в отношении россиян и соотечественников нарушаются практически все фундаментальные человеческие права. Можно ли этому противостоять?
7 ноября 2018 года в Московском государственном университете имени М. В. Ломоносова состоялась церемония открытия проекта «Реализация государственной национальной политики в субъектах Российской Федерации».