RUS
EN
 / Главная / Публикации / Виктор Гинзбург: Кому охота быть матрицей?

Виктор Гинзбург: Кому охота быть матрицей?

13.04.2011

14 апреля в прокат выходит экранизация романа Виктора Пелевина «Generation П». О том, почему так долго снимался фильм, о галлюциногенном времени и о тотальном давлении брендов в интервью «Русскому миру» рассказывает автор сценария и режиссёр фильма Виктор Гинзбург.

– Вопрос, которым вас наверняка ещё замучают: Пелевин с трудом дал разрешение на экранизацию? 

– Когда я его попросил об этом, а было это целых семь лет назад, он сразу сказал, что не верит в то, что фантасмагорию книги можно переложить на язык кино, и предложил мне свою другую работу. Но когда он посмотрел готовый сценарий, заинтересовался идеей. Видение материала принял, но считал, что «это всё равно не экранизируемо».

– А фильм смотрел?

– Целиком? Ещё нет. Он его смотрел кусками. По мере готовности. И то, что видел, говорит, ему нравится. Ведь не только Пелевин, в фильм вообще мало кто верил. Картина снималась кусками целых пять лет. Нашли деньги – отсняли эпизод. Деньги кончились – ищем. И так постоянно. Ну тут ничего не сделаешь: захотел снять независимое кино – крутись. Чаще даже не деньги найти было трудно, а бренды убедить в том, что они нужны и должны быть представлены в «Generation П». И не как банальный продакплейсмент, а как часть пелевинского стеба над старыми-новыми человеческими болячками – потреблением и брендоманией. А кому охота попасть под пелевинскую раздачу? Да ещё подставиться под его чёрный юмор, которым он припечатал не один бренд? Вот и переговаривались годами. Всё было как в книге – время уходило, актёры менялись, а те, кто не уходил из проекта, менялись внешне, – годы всё-таки брали своё, а бренды и деньги диктовали своё.

– Только бренды диктовали свои условия? А спонсоры?

– Так ведь у нас не совсем обычное кино. Оно создавалось без государственного финансирования и без участия телевизионных каналов, что сегодня норма выживания. Да, приходилось искать частные деньги. Когда находили, отсняв кусок, показывали спонсорам, чтобы доказать, что люди на фильм пойдут. Доказывали. Так по чуть-чуть и двигались. Это же не гранты, и не бюджет. Жёсткие коммерческие деньги.

– Вы весь фильм строите на галлюцинациях. Почему?

– Изменение реальности я вижу как наш русский ответ американской «Матрице». Ведь что с нами делают бренды и неуёмное потребление? Меняют реальность. Мне через изменённую реальность хотелось показать Москву уже мифических 90-х годов. Для кого-то – «свободную», для кого-то – «лихую». Кто как увидит. Герой Вавилена Татарского, как он считает, занимается продвижением «свободных» западных брендов, адаптируя их под русскую ментальность. А мне тут как-то сказали, что Татарский создаёт образ «алчность а ля рюс». Она ведь тоже с разными оттенками. Просто американцы, как носители «Матрицы», по этому поводу выдыхают своё междометие: «Ва-аууу!» У русских есть своё хорошее слово: «Пи…ец!». Я не шучу и не прикалываюсь. Болячки общие. Ещё и поэтому я надеюсь на широкий международный прокат «Generation П». Это другой взгляд на ту же проблему. У нас он фантасмагорийный. В «Матрице» – антитоталитарный. Если их сравнить, может, как пазл, соберется что-нибудь целое.

– Реакцию деятелей рекламной индустрии на фильм приходилось слышать? 

– Ну а как бывшие пионеры, ставшие рекламщиками, могут реагировать? Конечно, они себя рекламщиками не считают. «Это же вульгарно». Они себя – позиционируют. Как минимум, «креаторами». Кому охота быть частью «Матрицы»? Это всё равно, что сознаться в том, что «бабло» побеждает зло. Но для «креатора», сами понимаете, это банально. Им всем хочется создавать или, как минимум, улучшать реальность. Это как эпидемия. Она тоже стремится к максимальному ареалу распространения, желательно, тотальному.   

– Однако и вы тоже создаёте реальность полемичную, а для кого-то, например, для рекламного и пиар-бизнеса, неприемлемую. Заразились?

– Моя экранизация неадекватна тому, что я представлял, когда писал сценарий и снимал. Время – оно ведь как песок. Я вот смотрю на сегодняшнее поколение Интернета. Оно другое. Совсем не «Generation П». Эти ребятки не покупают дорогих шмоток и машин. Они ездят на метро, носят толстовки и футболки и гордятся этим. Другие люди, другая эпоха. Она ещё не утвердилась, но её черты, пусть не очевидные, всё же просматриваются. В картине у меня этого нет. А кто знает, может, это зелёное интернет-поколение и есть избавление от наших духовных болячек?   

Интервью взял Антон Самарин

Также по теме

Новые публикации

В конце ноября в Кишинёве уже в шестой раз состоялся Международный фестиваль русской литературы «Пушкинская горка». Этот фестиваль объединяет людей творческих профессий вокруг имени Александра Пушкина и русской литературы. «Убеждена, что России нужна государственная программа поддержки русской литературы за рубежом – в странах бывшего СССР», – считает Олеся Рудягина, инициатор проведения и куратор «Пушкинской горки».
Зимой любовь к кофе и кафе становится крепче. Так приятно сидеть за столиком с чашечкой ароматного напитка и наблюдать, как за окном порхают снежинки, сверкают огни шумного города. И обязательно к кофеёчку просится что-нибудь вкусненькое. Не будем себе отказывать в приятных мелочах и закажем… шарлотку. В любом словаре этим словом обозначается яблочный пирог.
Недавно открытая в Бишкеке «Школа Газпром Кыргызстан» стала одним из пяти ресурсных центров российского образования за рубежом. А на днях туда уже приехали первые преподаватели из российских вузов. Почему именно эта школа была выбрана в качестве участника пилотного проекта довузовской подготовки школьников за рубежом? И в чём её отличие от других русских школ? Об этом рассказывает заместитель директора школы по развитию Станислав Епифанцев.
В декабре 1769 года указ об учреждении ордена Святого Георгия, ставшего высшей военной наградой Российской империи, подписала императрица Екатерина II. Указав,  что вручать его надлежит не за «высокую породу», а за «особливые мужественные поступки», то есть личную храбрость. В новые времена орден Святого Георгия, упразднённый в 1917 году, был восстановлен, статут ордена подписал в 2000-м году президент России Владимир Путин.
До Нового года совсем чуть-чуть. Время в декабре воспринимается по-особенному: оно словно меняет свой привычный ритм и начинает ускоряться, концентрироваться, прессоваться. В магазинах ажиотаж (от франц. agitation возбуждение), и даже пешеходы на улицах пребывают в радостной ажитации.
Общество преподавателей русского языка в Швейцарии (ОПРЯШ) отметило полувековой юбилей. На праздник в Цюрихе в конце ноября собрались русисты из разных уголков страны. И среди них – Мария Александровна Банкул. Более 50 лет она живёт в Швейцарии, в окружении русской литературы: в доме богатая домашняя библиотека – почти семь тысяч томов.
В апреле 2019 года экспедиция «Современный этномир» Пензенского отделения Русского географического общества побывала в крупных городах Казахстана – Нур-Султане, Караганде, Темиртау, Алма-Ате и Киргизии – Караколе и Бишкеке. Члены экспедиции выясняли, как живёт русскоязычное население региона, что происходит там с русским языком и с русским культурным наследием. «Современный этномир» стала первой этнографической экспедицией РГО в Казахстан и Киргизию в постсоветский период.
15 лет работы и более 150 авторов – вышло третье издание энциклопедии «Русский язык», подготовленное Институтом русского языка им. В. В. Виноградова РАН. Впрочем, создатели энциклопедии уверены, что её можно считать новым отдельным изданием – настолько сильно энциклопедия отличается от двух предыдущих редакций. И вообще, мало у каких языков в мире есть такого рода энциклопедии.