RUS
EN
 / Главная / Публикации / Россия и русские в истории Сербии (новейшая история)

Россия и русские в истории Сербии (новейшая история)

10.06.2009

Отношения СССР и Югославии в 60–80 гг. ХХ века хорошо отражает название книги советского историка Ю. С. Гиренко «Советский Союз – Югославия: традиционная дружба, всестороннее сотрудничество» (работа издана «Политиздатом» в 1975 г.). Тёмные страницы в истории взаимоотношений двух стран, прежде всего в период 1948–1953 гг., были преданы забвению. В Югославии функционируют советские дипломатические и торговые представительства, работают российские специалисты. Бывший Русский дом им. императора Николая II, вместилище эмигрантских организаций и научных институтов, становится Домом советской науки и культуры. В помещениях, где до Второй мировой войны находилась русская гимназия, размещается средняя школа при посольстве СССР. Вольно или невольно, но культурные институции Советского Союза в Югославии по форме в значительной степени копируют довоенные эмигрантские структуры.

В 70–80-е гг. основным, а то и единственным видом миграции из СССР в СФРЮ была брачная миграция. Выйти замуж за югослава для советской девушки считалось большой удачей, граждане Югославии котировались наравне с финнами и шведами – уровень жизни в стране почти западный, при этом относительно недалеко от России, и отношения с Советским Союзом у государства хорошие. За годы застоя и перестройки сотни россиянок вступили в брачные отношения с югославами и уехали на Балканы. Однако, как гласит статистика, не более 15 % браков россиянок с иностранцами оказываются удачными [i].  Финансовый кризис, разразившийся в Югославии в конце восьмидесятых, и последующий распад страны привели к распаду значительной части таких браков. Другой вариант – переезд русско-сербской пары на родину жены, то есть в Россию. В девяностые годы такие случаи были не редкостью. Но даже несмотря на фактор реэмиграции, сегодня в Сербии общества российских соотечественников «на девяносто процентов являются обществами соотечественниц», как заметила в беседе с автором председатель общества «Русская волна» Инна Дели. Все гуманитарные инициативы России, рассчитанные на соотечественников в Сербии, должны исходить из того, что у соотечественника преимущественно женское лицо, гуманитарное или естественное образование, двое-трое детей, многие являются матерями-одиночками.   

Распад Социалистической Федеративной Республики Югославия и Советского Союза, последовавшие за ними политические и экономические кризисы 1990-х гг. отбросили отношения России и Сербии практически к уровню позднего средневековья. Сербы, собственно в Сербии, а также в Хорватии и Боснии, на протяжении всего «югокризиса», вылившегося в боевые столкновения, этнические чистки, экономический саботаж, рассчитывали на помощь России, если не военную, то хотя бы дипломатическую. Оставляя в стороне вопрос о том, кто виноват в развязывании войн на территории бывшей Югославии, констатируем лишь, что из балканского региона в начале 90-х гг. Россия устранилась отчасти из-за тяжелейшего экономического кризиса, отчасти в угоду дипломатическим альянсам с западными партнёрами. В регионе присутствуют российские миротворцы, но действуют они под эгидой международных организаций. Отдельные проявления Россией собственной инициативы, как-то переброска российских миротворцев из Боснии в Косово в июле – августе 1999 г., вызвавшая волну энтузиазма в Сербии и панику в западных СМИ, общей картины не меняют.

Двухтысячные годы ознаменовались приходом в Сербию крупного российского капитала. Ситуация в Сербии являет разительный контраст с соседней Черногорией, где основным объектом российских капиталовложений стала местная курортная недвижимость. В Сербии российский капитал инвестируется в энергетику, нефтепереработку и металлургию. Вообще, главным напоминанием о России в Сербии сегодня являются автозаправочные станции с логотипами российских нефтяных компаний, названия которых не будут здесь приводиться во избежание обвинений в коммерческой подоплёке нашего исследования. Хотя в дополнительной рекламе эти российские компании в принципе не нуждаются…

Число российских соотечественников в Сербии, по данным посольства Российской Федерации, составляет 7 – 8 тысяч, из них более 4 тысяч в Белграде. Из этого числа около тысячи – граждане России, находящиеся в Сербии в длительной командировке, то есть сотрудники государственных учреждений и представители российского бизнеса, присутствие которого в Сербии увеличивается, несмотря на экономический кризис, а также члены их семей. Число россиянок, в разные годы вышедших замуж за сербов и переехавших в Сербию на постоянное проживание, приближается к четырём тысячам (кто-то из них сохранил российское гражданство, кто-то нет). Численность потомков эмигрантов первой волны не поддаётся точному учёту, многие из них  имеют сербские имена и фамилии, но осознают свою принадлежность к Русскому миру. Бывает и наоборот: кроме русской фамилии потомков эмигрантов с Россией ничего не связывает. В наибольшей степени это относится к третьему-четвертому поколению потомков белой эмиграции.     

В Сербии существует несколько объединений российских соотечественников, наиболее крупными являются общества «Луч» и «Русская волна». Общество соотечественников «Луч» из г. Нови-Сад создано около трёх лет назад, в 2007 году вступило в Международный совет российских соотечественников, председателем является И. А. Васильева. Декларируемые в уставе цели и задачи общества: консолидация российских соотечественников в целях сохранения национального самосознания, духовного и культурного наследия; защита и реализация гражданских, экономических, социальных, культурных и религиозных прав и свобод соотечественников; содействие в распространении русского языка и культуры; развитие традиционных дружеских связей между народами России и Сербии. Общество поддерживает тесные связи с российским посольством и Русским домом.

Членами общества «Луч» являются 70 человек, преимущественно жители Нови-Сада и окрестностей, однако руководство общества планирует расширение своей деятельности на всю Сербию. При обществе существует субботняя школа «Солнышко» для детей до 10 лет. По словам И. Васильевой «проблемы с преподавательскими кадрами нет, поскольку многие члены общества имеют педагогическое образование и опыт работы в школе, главная проблема для нас – отсутствие современных российских учебных пособий». Школу посещает около 15 человек, но при наличии соответствующего помещения возможно увеличение числа учеников.

Также при обществе «Луч» существует театр-студия для детей от 10 до 15 лет. Начав с постановки сценок и юморесок (А. П. Чехова, Б. Нушича), сейчас театр берётся и за серьёзные, многоактные драмы и комедии. В планах И. Васильевой – организация своего рода гастролей этого самодеятельного театра по сербским школам и гимназиям, где изучается русский язык. Неожиданной проблемой на пути этого проекта стало отсутствие точной информации о преподавании русского языка в школах как в местном управлении образования, так и в Министерстве образования в Белграде. «У меня сложилось впечатление, что наличие в школах преподавателей русского языка Министерством образования не отслеживается вообще», – говорит И. Васильева. Так что пока театр ограничивается «гастролями» в нескольких школах Нови-Сада, с которыми у председателя общества есть личные контакты.

При обществе «Луч» функционирует дискуссионный клуб «Собеседник», основная задача которого – не столько организация общения между членами общества (в основном это россиянки, вышедшие замуж за сербов), сколько попытка наведения мостов между различными волнами русской эмиграции. Во встречах клуба «Собеседник» регулярно принимают участие проживающие в Нови-Саде потомки эмигрантов первой волны, в частности историк А. Б. Арсеньев. «Мы стремимся к тому, чтобы наши дети знали не только о России и российской истории, но и об истории россиян в Сербии. Наши соотечественники внесли огромный вклад в формирование сербской культуры, мы можем и должны этим гордиться», – объясняет основную идею встреч в клубе И. Васильева.

Второе крупное общество соотечественников в Сербии – «Русская волна» из Белграда. Общество сформировалось в 2002-м, в 2005 г. прошло регистрацию в сербском Министерстве по делам национальностей, в ноябре 2008 г. вступило в Международный совет российских соотечественников. В работе общества участвует около ста человек из Белграда, Смедерево, Крагуевца и других городов. Председатель общества – Инна Дели. При обществе действуют различные образовательные, культурные и спортивные программы для детей, которыми охвачено около 25 детей от 8 до 15 лет. Общество не теряет связь с Россией и активно участвует в международных проектах. В июле 2008 г. дети, представляющие «Русскую волну», приняли участие в проходивших в Москве Международных юношеских соревнованиях, посвящённых Дню защиты детей. В 2007 г. представители «Русской волны» участвовали в первом Международном конкурсе русской песни, также проходившем в Москве, и различных молодёжных форумах, проводившихся в Москве и Петербурге. Что касается культурной жизни российской диаспоры в Сербии, то общество «Русская волна», по словам его председателя, не ассоциирует себя ни с «красными», ни с «белыми». Представители общества участвуют и в традиционно организуемых российским посольством возложениях венков к памятнику погибшим советским солдатам 9 Мая, и в мероприятиях Белградского объединения русских кадетских корпусов. Дети членов общества участвуют в работе летних лагерей для российских кадетов в сербском городе Белая Церковь.

Общество соотечественников «Русская волна» стремится заявить о себе в масштабах не только Сербии, но и всего Русского мира. Поэтому с первых дней существования общества как один из приоритетных проектов рассматривался проект издания собственного журнала. Однако найти необходимое для издательской деятельности финансирование удалось только в 2008 г. В свет вышел первый (и пока, увы, единственный) номер журнала «Волна», изданный тиражом 1000 экземпляров. В журнале размещены материалы о современной жизни российских соотечественников в Сербии, об истории российской диаспоры в межвоенный период, о текущей политической ситуации в Косово. По словам Инны Дели, «материалы журнала получились длинными и серьёзными, скорее аналитическими, чем развлекательными. А ожидали от нас очередной рекламной пустышки… Возможно, именно поэтому с финансированием следующего номера у нас пока не сложилось». Руководство общества «Русская волна» ожидает помощь в финансировании и распространении единственного в Сербии издания о жизни современной русской диаспоры от всех заинтересованных как представителей бизнес-сообщества, так и неправительственных организаций. Однако мировой экономический кризис, затронувший и Сербию, и Россию, ставит под вопрос будущее журнала.

Основной формой организации сербских потомков российских эмигрантов первой волны на сегодняшний день является Общекадетское объединение русских кадетских корпусов при Русском доме в Белграде. Оно зарегистрировано в сербском Министерстве юстиции в 2004 г., первым председателем стал профессор В. Н. Сальников, потомок донского казачьего атамана, выпускник кадетского корпуса в сербском городе Белая Церковь. Белградское кадетское объединение находится под покровительством и патронажем Фонда содействия кадетским корпусам имени Алексея Йордана. По инициативе фонда в Белой Церкви в 2008 г. состоялся всемирный «Кадетский сбор», в работе которого участвовали не только «те самые» кадеты и их потомки, но и современные воспитанники кадетских корпусов из России – кадетского корпуса и Мариинской гимназии из Красноярского края и Нижегородского кадетского корпуса им. генерала В. Ф. Маргелова. Российские кадеты посетили места, связанные с историей русской эмиграции в Сербии, познакомились с кадетскими реликвиями и  документальными материалами о жизни Русского кадетского корпуса, выступили с концертами в Белграде и Белой Церкви. Важной частью программы  явилось благоустройство русского участка на  православном кладбище в Белой Церкви, где покоятся русские офицеры и генералы, преподаватели, воспитатели и воспитанники кадетского корпуса.

Мэр Белой Церкви Борис Джурджев на закрытии кадетского сбора весьма образно подвёл его итоги: «Общественность нашего города с удивлением и радостью узнала, что Белая Церковь является частью истории великой России». Резонанс, который получила эта акция, свидетельствует о повороте сербского общественного мнения в сторону наследия русской эмиграции. Одновременно это сигнал и Русскому миру: сохранение наследия  российских кадетских корпусов в изгнании перестаёт быть делом только зарубежных кадетских объединений. Доказательством этого является заявление Фонда содействия кадетским корпусам о подготовке «Кадетского сбора – 2009». Состоится он там же – в Белой Церкви и Белграде.

Русский язык и культура продолжают оставаться востребованными в Сербии и в наши дни, хотя и в несопоставимо меньшей степени, чем во времена М. Суворова и Э. Козачинского. На сегодняшний день русский язык преподаётся в университетах Белграда, Нови-Сада и Ниша, в Белградском институте иностранных языков, ряде коммерческих вузов (Мегатренд, Университет братьев Карич). Преподаватели русского языка есть в штате многих сербских гимназий, как специальных, так и общего профиля. Однако говорить о том ренессансе, который переживает изучение русского языка в соседней Болгарии, в Сербии пока не приходится. В гимназиях зачастую происходит недобор желающих изучать русский, занятия не проводятся, немногие желающие вынуждены брать для изучения другой язык. Есть, разумеется, исключения – белградские первая и вторая гимназии, а также специализированная языковая гимназия. В последние годы отмечается рост интереса к русскому языку среди учащихся электротехнической гимназии им. Николы Теслы. Однако общая картина, к сожалению, остаётся для России не слишком отрадной.

Это особенно прискорбно на фоне общего роста интереса сербской молодёжи к иностранным языкам. В стране активно функционируют представительства немецкого Института Гёте, испанского Института Сервантеса, французского Альянс Фрасез. А такая организация, как Британский совет, после пятнадцати лет активной работы в Сербии в прошлом году официально прекратила свою деятельность в этой стране. Причём не в силу невостребованности английского языка, а с точностью до наоборот – в силу его огромной популярности и высокого, в целом, уровня преподавания в школах и гимназиях. Заметен и значительный рост интереса к испанскому языку, который до сего момента никогда не входил в число популярных на Балканах (популярными в регионе можно считать немецкий, французский, английский и, в недавнем прошлом, русский). Рост интереса к испанскому языку, начавшись с открытия Института Сервантеса, на сегодняшний день привёл к появлению этого языка в программе многих школ и гимназий. Пример испанских коллег должен заставить задуматься о выработке новых стратегий российские гуманитарные организации, действующие в Сербии довольно активно, однако разрозненно и хаотически.

Отдельного упоминания заслуживает положение русского языка в Косово, ибо там ситуация кардинально иная. В сербском Приштинском государственном университете, который лишь по названию связан со столицей Косово, а на самом деле находится в анклаве Косовской Митровицы, русский язык в течение четырёх последних лет является наиболее востребованным иностранным языком. В недавнем разговоре с автором статьи  преподаватели университета жаловались не на отсутствие интереса к русскому языку, а наоборот, на нехватку учебников и образовательной продукции. Над косовским университетом взяли шефство несколько российских гуманитарных организаций, однако этого явно не достаточно. Разовые вручения комплектов учебников, дипломов, памятных подарков не смогут оказать долговременное влияние на ситуацию с русским языком в регионе.

Из числа общественных организаций Сербии, занимающихся пропагандой русского языка и культуры, наиболее активной является Ассоциация выпускников советских и российских вузов (председатель Б. Миновски, заместитель председателя правления А. Ковачевич). Целями и задачами ассоциации являются углубление русско-сербских культурных отношений, пропаганда культур народов России и Сербии, организация концертов, литературных вечеров, кинофестивалей и других культурных мероприятий, грантовая и издательская деятельность. Ассоциация ежегодно проводит Дни русского языка с участием весьма представительных делегаций из России. В июне 2008 года российскую делегацию возглавляла президент СПбГУ и МАПРЯЛ Л. А. Вербицкая, члены делегации посетили белградские школы, в которых преподаётся русский язык, провели ряд практических семинаров. В 2008 г. ассоциацией был подписан договор с МГУ им. М. В. Ломоносова о научном и учебном сотрудничестве, также ведётся активное сотрудничество с СПбГУ. Ассоциация выпускников российских вузов регулярно проводит различные концерты и фестивали, как правило, на базе Российского центра науки и культуры. В послужном списке Ассоциации имеется также фестиваль современного российского кино (проводился в 2007 г.), однако его пока не удаётся перевести в ежегодный формат.

Некоторые из организаций, занимающихся пропагандой русского языка и культуры, существуют уже много лет, но в последнее время не слишком активны, например, Славистическое общество Сербии, Сербский фонд славянской письменности и славянских культур. По словам сотрудников российского посольства, «в Сербии каждый год распадается одно старое общество русско-сербской дружбы и создаются два новых». В руководстве и попечительских советах таких обществ заседают хорошо известные сербской общественности «свадебные генералы», люди, имеющие научные степени, но не имеющие желания заниматься практической работой. Как следствие, на бумаге существуют десятки обществ русско-сербской дружбы, на практике активной деятельностью занимаются два-три из них.

Также в последнее время в обществах, провозглашающих своей целью пропаганду российской культуры и упрочение культурных связей между русским и сербским народами, совершенно чётко просматривается политический уклон. Эта тенденция представляет значительно большую проблему для России, чем «потёмкинские» общества дружбы. Примером подобных обществ, для которых культура является продолжением политики, можно считать Общество русско-сербской дружбы под председательством актрисы, певицы и поэтессы Иваны Жигон. Общество тесно сотрудничает с правительством Москвы, рядом российских неправительственных организаций, занимается проведением различных культурных форумов в Москве и Белграде. Основные цель и смысл деятельности общества – привлечение внимания российской общественности к ситуации в Косово и трансляция идеи о том, что Косово – «святая для сербов и всего славянства земля», «Косово должно быть сербским» [ii]. Значительная часть мероприятий общества сводятся именно к проблеме Косова, причём не к культурному, а именно к политическому аспекту проблемы.

Ещё дальше идёт так называемый Сербский славянский собор, тесно связанное с Радикальной партией общество под руководством Д. Станковича. Девиз общества – «Бог на небе, славяне на земле». В интервью российским СМИ Станкович заявляет: «Конечная цель нашей деятельности – объединение всех славянских народов в единое государство, наподобие союза России и Белоруссии, со столицей в Москве» [iii]. Этого политического деятеля можно было бы не брать в расчёт, если бы не его заявления о преимущественно культурной миссии Собора, об ориентации на пропаганду российской культуры и языка.

Здесь имеет место подмена понятий и вытеснение политикой, в частности косовской тематикой, русско-сербского культурного дискурса как такового. Не ставя под сомнение необходимость помощи косовским школам и вузам с изучением русского языка и литературы, хотелось бы предостеречь российские неправительственные гуманитарные организации от втягивания в околополитические процессы. Поддержка изучения русского языка в Косово, а уж тем более на территории собственно Сербии, должна быть отделена от вопроса о политическом статусе Косова. И уж совсем неуместными представляются попытки позиционировать как «культурное» и «просветительское» объединения типа Славянского собора.

Отдельного упоминания заслуживают православные студенческие объединения, из которых наиболее активное – «Номоканон», общество православных студентов юридического факультета Белградского университета. Аналогичные объединения существуют и на других факультетах университета. Это многочисленные и чрезвычайно активные группы, объединяющие молодых людей, заинтересованных, помимо прочего, в изучении русского языка, русской культуры, тесных контактах с Россией. Студенческое объединение «Номоканон» поддерживает постоянные контакты с российскими неправительственными организациями и является соорганизатором многих культурных мероприятий, в частности Недели России в Белграде и Косовской Митровице. Однако и в деятельности подобных объединений очевидны характерные для сербского общества смешение культуры и политики, преимущественное внимание к проблеме Косово, затмевающей другие не менее проблемные моменты.

В ситуации, когда российским неправительственным структурам, действующим в Сербии, тяжело, а иногда практически невозможно дистанцироваться от политики, особое значение получают представительства российских культурных и образовательных организаций. Это, прежде всего, Российский центр науки и культуры (второе официальное название – Русский дом) – представительство Федерального агентства по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество) [iv]. Российский центр науки и культуры в современном виде является правопреемником как эмигрантского Русского дома им. Императора Николая II, так и Дома советской науки и культуры. Он расположен в том же здании, что и две предшествовавшие его появлению организации, построенном в 1933 г. российским архитектором В. Баумгартеном в центре Белграда как культурный центр российской диаспоры. Директор РЦНК – В. В. Кутырин, заместитель директора – В. И. Кириченко, руководитель образовательных программ – Т. Ю. Иринархова. Русский дом является средоточием культурной жизни русского Белграда, там регулярно проходят фестивали, конференции, симпозиумы, выставки. При Русском доме действуют библиотека и видеотека, различные кружки и творческие студии. К сожалению, наиболее востребованным из них на сегодняшний день является кружок бального танца, в который приходится записываться за год. А вот библиотека Русского дома не может похвастаться таким наплывом желающих приобщиться к русской культуре. По словам сотрудников, её посещает не более 5 человек в день.

Из этого не следует, что мероприятия, проходящие в Русском доме, не пользуются у местного населения популярностью. Такие акции, как празднование 70-летия и 75-летия Русского дома (в 2003 и 2008 гг. соответственно) или вечер памяти председателя Комиссии по делам русских беженцев в Королевстве СХС академика А. Белича, вызывали огромный общественный резонанс. Столь же большое стечение участников и внимание прессы вызывают съезды русских кадет, традиционно проходящие именно в Русском доме. Можно вспомнить о других мероприятиях, не относящихся к истории межвоенной российской диаспоры. Например, с огромным успехом прошла мультимедийная лекция профессора Корнелии Ичин «Русский авангард в живописи и поэзии», цикл лекций профессора А. В. Тарасьева о современной переоценке русской классической литературы («Л. Н. Толстой: взгляд из XXI века» и др.).

Однако традиционные формы пропаганды российской культуры, унаследованные Русским домом от своего советского предшественника, на сегодняшний день в значительной степени себя исчерпали. Библиотека, основа которой формировалась в советские годы, не вызывает интереса у сербских студентов и школьников – русскую классическую литературу можно быстро и бесплатно скачать из Интернета, а литературные новинки до библиотеки Русского дома доходят со значительным опозданием. Не вызывают интереса и показы российского кино в киноконцертном зале Русского дома – по наблюдениям автора, сербская премьера блестящего фильма А. Сокурова «Русский ковчег» проходила при практически пустом зале. Здесь можно говорить не о кризисе традиционных форм работы с населением, а, скорее, о недостаточной вовлечённости Русского дома в сербское культурное пространство. Потенциально интересный очень многим фильм Сокурова, лауреат всех возможных мировых кинопремий, прошёл практически незаметно для широкой публики.        

В последние годы отмечается заметный рост влияния на культурную обстановку в Сербии средней школы при посольстве Российской Федерации. С 1979 г. «русская школа» занимает огромный участок территории в Новом Белграде и представляет собой комплекс из нескольких 3-5-этажных зданий: учебного корпуса, интерната на 150 мест, жилых помещений для сотрудников школы, а также спортивных площадок и парка. Учебные классы вмещают, при максимальной загрузке, до 350 учащихся. Школа строилась в конце семидесятых из расчёта не только на детей советских служащих, но и на детей сотрудников посольств стран народной демократии, отсюда этот колоссальный масштаб. Директор школы – С. А. Леппик. Обучается в школе на сегодняшний день 151 человек, причём это лишь на треть дети сотрудников российских представительств и на две трети – местные, преимущественно дети из смешанных русско-сербских семей. При школе действуют различные курсы, кружки, студии. Она заслужено считается одним из самых престижных учебных заведений Белграда, в особенности в нише начального и среднего школьного образования.

Школа поддерживает связи с образовательными учреждениями Белграда, Русским культурным центром, Русской православной церковью. На безе школы регулярно проходит международная олимпиада «ЛИК России» (Литература, Искусство, Культура), в которой активное участие принимают не только ученики школы, но и учащиеся 26 школ, гимназий и специализированных учебных и музыкальных заведений Сербии. Олимпиада решает задачи расширения культурных связей России и Сербии по воспитанию у молодёжи интереса к русской культуре и русскому языку.

Картина российского диаспорального и культурного присутствия в Сербии была бы не полной, если бы мы ограничились только организациями и обществами. Есть несколько проживающих в Сербии российских соотечественников, занимающихся пропагандой и сохранением российского языка и культуры не менее успешно, чем коллективы и организации. Назовём лишь две фамилии.

Алексей Борисович Арсеньев – главный историограф российской эмиграции в Сербии, человек всеобъемлющих знаний и всесторонних интересов. Потомок эмигрантов первой волны, автор дюжины книг по истории российской эмиграции в Сербии, написанных на высочайшем научном уровне. Это тем более удивительно, что по образованию он не историк, а инженер-энергетик, начинал свою трудовую деятельность на нефтеперерабатывающем заводе г. Нови-Сад. Он и сам уроженец этого города, и изначально его интересы были связаны с судьбами россиян в сербской области Воеводина. Однако сегодня сфера научной деятельности Арсеньева выходит за пределы Сербии и бывшей Югославии, включая все Балканы. Личная библиотека Арсеньева включает в себя тысячи томов по истории русского рассеяния, в том числе редкие издания, отсутствующие в каталогах даже самых крупных библиотек. Излишне говорить, что Алексей Борисович всегда готов помочь исследователям и просто интересующимся судьбами русских в Сербии как советом, так уникальной информацией из своих библиотеки и архива [v].

Таким же, как А. Б. Арсеньев, энтузиастом в деле продвижения русской культуры в Сербии является переводчик, редактор и организатор издания современной русской литературы на сербском Ольга Кириллова. По её собственным словам, она «приехала в Белград, чтобы писать диссертацию об Иво Андриче и осталась на пятнадцать лет». Кириллова поставила себе целью приобщить сербов к процветающему ныне в России жанру «исторического детектива». С 2004 по 2008 г. ею были переведены и опубликованы в белградском издательстве «Информатика» 15 романов Бориса Акунина об Эрасте Фандорине. Причём Кириллова не ограничилась переводом – каждый том сопровождается развёрнутыми комментариями об истории и культуре России, краткими биографиями упоминаемых в романе исторических лиц, иллюстративным материалом, относящимся к эпохе. В некоторых изданиях объём «вспомогательных» частей книги приближается к объёму романа как такового. Сербские критики и читатели высоко оценили труд О. Л. Кирилловой, равно как и автор романов, заявивший, что издавать его книги на иностранных языках надо именно так, как это делают в Сербии. Кириллова не останавливается на достигнутом: в 2007–2008 гг. ею осуществлено издание на сербском языке «Московской саги» Василия Аксёнова. В настоящий момент Кириллова рассматривает проект по приобщению сербских читателей к литературе русской эмиграции, поскольку на сербский язык «белоэмигрантская» поэзия и проза не переводилась практически никогда. Применительно к работе таких людей Русского мира, как А. Арсеньев и О. Кириллова, от представителей российской диаспоры в Сербии зачастую можно услышать эпитет «подвижничество». Эпитет вполне заслуженный. 

Основными материальными воплощениями присутствия российской диаспоры в Сербии, равно как и символами преемственности российской культурной миссии, являются церковь Св. Троицы в Белграде и Русское кладбище. «Русская парцелла» на Новом кладбище в Белграде стала последним прибежищем для тысяч эмигрантов, а также для русских участников Первой мировой войны, погибших на территории Югославии. В 1935 г. на кладбище установлен монумент Николаю II и двум миллионам русских солдат Великой войны, по проекту архитектора Р. Верховского. В основании массивного памятника находится склеп, где покоятся российские солдаты и офицеры. Большая часть российских эмигрантов, осевших в Белграде, были похоронены именно на этом кладбище, в том числе и те, кто скончался уже в коммунистические времена. В последние годы Русское кладбище находится в запустении, монумент и построенная в 1931 г. Иверская часовня ветшают. В прошлом году в судьбе Русского кладбища наметились изменения – депутат Госдумы РФ, предприниматель Анатолий Лисицын взял на себя финансирование восстановления Русского кладбища. У Фонда А. Лисицина есть опыт проведения подобных работ на территории России, что позволяет надеяться на благополучное завершение проекта.        

Русская церковь Св. Троицы была построена в 1924 г. по проекту архитектора В. В. Сташевского, освящена митрополитом Антонием Храповицким 28 декабря 1924 г. Это небольшое строение в псковско-новгородском стиле, сознательно спрятанное создателями за громадным псевдовизантийским собором Св. Марка. Церковь строили «всем миром», то есть деньги на неё собирали по подписке среди русских беженцев. 40 тысяч динар, немалую по тем времен сумму, пожертвовал на строительство премьер-министр Сербии Никола Пашич. Церковь примечательна прежде всего тем, что в ней покоится прах генерала П. Н. Врангеля, скончавшегося в Брюсселе, но похороненного, согласно завещанию, именно в Белграде. С 1931 г. и по сей день в русской церкви в Белграде служит священнический род Тарасьевых. Первым представителем династии был о. Виталий Тарасьев, пришедший в Троицкую церковь в качестве псаломщика, в 1940 г. ставший одним из штатных священников церкви, а в 1950 г. –  игуменом подворья Русской православной церкви в Белграде. В 1974 г. о. Виталий скончался, ему наследовал сын – о. Василий Тарасьев (1932–1996). После смерти о. Василия династию продолжил его сын, о. Виталий, и по сей день являющийся настоятелем Троицкого храма.

Особо примечательно, что все Тарасьевы были из числа тех, кого паства РПЦЗ называет «красными попами», т. е. были подчинены Московской патриархии. Под крыло Москвы перешёл ещё предшественник о. Виталия, о. Иоанн Сокаль, причём не по принуждению, а по собственному, глубоко осознанному выбору. Продолжали ориентироваться на Москву и священники из рода Тарасьевых. Для них, в частности для о. Василия, не было антагонизма между окормлением по преимуществу белоэмигрантской паствы и ориентацией на коммунистическую Москву. Прихожанам своим о. Василий объяснял, что «Россия – одна, какой бы ни был в ней политический строй, как бы она официально ни называлась, и другой России у нас не будет» [vi]. Для второго и третьего поколений русских эмигрантов в Сербии эти слова стали азбучной истиной. Говоря о семействе Тарасьевых, нельзя не вспомнить и выдающегося филолога, профессора русистики А. В. Тарасьева, сына о. Виталия. Андрей Витальевич воспитал не одно поколение сербских русистов и продолжает преподавать и по сей день. В истории этой семьи отразилась вся история русской диаспоры в Сербии – от времён Александра Карагеоргиевича, сквозь годы правления И. Броз Тито, через лихолетье девяностых годов XX века до наших дней. К сожалению, таких русских семей в Сербии уже почти не осталось…                  

Суммируя вышеизложенное, констатируем: судьба российской диаспоры в Сербии уникальна. Всестороннее, многогранное присутствие в научной и культурной жизни страны в межвоенный период, полуподпольное существование в коммунистические годы, возрождение культурной жизни диаспоры в XXI веке силами людей, лишь немногие из которых непосредственно связаны с эмиграцией первой волны. При этом – преемственность материальных воплощений российского присутствия в Сербии: русский дом, русская церковь, русская школа, русское кладбище. Объективно непростая ситуация с преподаванием русского языка и литературы в сербских школах и вузах вызывает определённые опасения. Но эти опасения перекрывает очевидный успех многих культурных начинаний российской диаспоры. И главное, после ознакомления с ситуацией в российской диаспоре в Сербии возникает ощущение, что именно сейчас она формируется в окончательном виде, приобретает собственное лицо. Российская диаспора в Сербии многокомпонентна, социально неоднородна, однако существует некая общая для всех российских соотечественников в Сербии культурная база, на почве которой происходит объединение. Эта культурная база включает в себя как наследие российских апатридов 20–30 гг., так и историю взаимоотношений социалистической Югославии и СССР. И естественно, вечные ценности – русскую литературу и русский язык. Обретение российским соотечественником в Сербии своего уникального лица позволяет надеяться и на решение нерешённых пока проблем, прежде всего в сфере образования. Отрадна активизация в Сербии российских неправительственных организаций, прежде всего действующих в области культуры. Участие российских неправительственных гуманитарных организаций в деле поддержания и развития российской культуры в Сербии – это реальное воплощение присутствия России на Балканах. Это именно та связующая с Родиной пуповина, которой не хватало эмиграции первой волны. В этом смысле присутствие в Сербии российских неправительственных организаций можно только приветствовать.                 

 

 



[i] Подробнее о российской брачной миграции см. материалы В. Андреева на сайте aонда «Русский мир»: «Брак с иностранцами: преступление или наказание» (30.05.08) и «Брак с иностранцами-2: коллективный портрет жениха и невесты» (05.06.08).

[ii] Общество поддерживает подробнейший интернет-сайт о своей деятельности, русская версия которого, к сожалению, сейчас находится в нерабочем состоянии: http://www.dsrp.org.

[iii] Интервью Д. Станковича размещено на информационном портале «Столетие»: http://stoletie.ru/slavyanskoe_pole/dragan_stankovich_segodnya_chelovechestvo_predstavlyaet_sobo_rebenka_v_rukah_kotorogo_bomba.htm.

[iv] Ранее – представительство Росзарубежцентра.

[v] Подробнее о жизни и деятельности А. Б. Арсеньева см. на сайте фонда «Русский мир»: «А. Б. Арсеньев – югославский историк» (26.05.08).

[vi] Цит. по:  журнал «Слово», № 7-8, 1995.

Рубрика:
Тема:
Метки:

Также по теме

Новые публикации

8 декабря в Риге, Даугавпилсе и Резекне прошли первые, пилотные, уроки, организованные Санкт-Петербургским государственным университетом и латвийской общественной организацией «Славия». В рамках этого образовательного проекта для соотечественников – учащихся старших классов в интерактивном режиме организовано преподавание истории России, русского языка и литературы.
На мировом рынке образовательных услуг Россия сегодня, по оценкам экспертов, занимает 5-6 место. К 2025 году число иностранных студентов, которые учатся в российских вузах на очном отделении, должно вырасти до 710 тысяч человек – это предусмотрено государственной приоритетной программой «Развитие экспортного потенциала российской системы образования». Доходы от обучения иностранных студентов должны достичь почти 400 миллиардов рублей.
В Москве представили совместный доклад неправительственных организаций «Наследие Второй мировой войны в странах Балтии: как восстановить справедливость для жертв нацистских преступлений». Цель составителей доклада – анализ действий властей стран Балтии в отношении нацистских пособников и их жертв с точки зрения действующего международного права, а также выработка рекомендаций по исправлению сложившейся ситуации.
Обычная устная речь – то, как мы говорим в повседневной жизни – с недавних пор стала предметом пристального исследования учёных-лингвистов. О том, какой практический смысл в таких исследованиях, об изменчивой норме и живой речи рассказывает участница V Международного педагогического форума профессор Санкт-Петербургского государственного университета Наталья Богданова-Бегларян.
Так можно сформулировать девиз 1-й совместной конференции Координационного совета российских соотечественников (КСРС) Саксонии и Тюрингии, состоявшейся 30 ноября в Генеральном консульстве РФ в Лейпциге.
Известный филолог, член Орфографической комиссии РАН, преподаватель кафедры русского языка Санкт-Петербургского университета и участница V Педагогического форума Светлана Друговейко-Должанская рассказала «Русскому миру» об интернет-портале «Культура письменной речи» («Грамма.ру»), современной грамотности, языковой норме и шибболетах.
Существует ли на самом деле российская нация и что делается для подготовки кадров, работающих в сфере межнациональных отношений? Об этом рассказал председатель Комитета Госдумы по образованию и науке, декан факультета государственного управления МГУ, председатель правления фонда «Русский мир» Вячеслав Никонов.
3-4 декабря в Сочи при участии фонда «Русский мир» состоится V Международный педагогический форум, на который соберутся ведущие русисты со всего мира. Среди тем форума будет и такая – как меняется норма правописания. Старший научный сотрудник Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН Елена Арутюнова считает, что те живые процессы, которые идут в русском языке, должны получить своё отражение и в орфографических словарях.