RUS
EN
 / Главная / Публикации / «В ночь на Пасху в трамвае Бейрута можно было подумать, что ты в Москве…»

«В ночь на Пасху в трамвае Бейрута можно было подумать, что ты в Москве…»

Светлана Сметанина12.12.2019

Внук знаменитого художника Валентина Серова – Григорий Серов – родился в Ливане, где стал известным архитектором и построил множество зданий. Но в последние несколько лет он регулярно приезжает в Россию и даже получил российское гражданство. Григорий Серов – представитель той плеяды русских соотечественников, которые внесли большой вклад в развитие тех стран, где они проживали.

– Как ваша семья оказалась в Ливане?

– Они бежали от революции в 1919 году. Уже шла Гражданская война между белыми и красными. Мой отец был военным лётчиком, но не участвовал в войне. И тем не менее была реальная угроза его жизни: его друг, который знал о предстоящем аресте, предупредил моего отца, что он должен уехать. Отец ответил на это: «завтра соберу вещи и уеду». Но друг возразил: «нет, сегодня же». Отцу пришлось так быстро покинуть Россию, что он даже оставил свою жену – мою мать. Она была сестрой милосердия.

Григорий Серов на открытии выставки своих акварелей в Доме русского зарубежья (Москва). Фото: domrz.ru/

Сначала он перебрался в Сербию, потом переехал в Стамбул. Но в конце концов попал в Ливан. Поскольку он разбирался в гидравлике (в своё время получал технологическое образование в Санкт-Петербурге), его сразу взяли на работу инженером. В Ливане охотно брали на работу русских, потому что считалось, что русские, во-первых, честные и серьёзные люди, а во-вторых, многое умеют и во многом разбираются.

Читайте также: «Спасибо, Константинополь!»: как сложилась судьба белоэмигрантов в Турции

Так мой отец оказался на строительстве гидроэлектрической станции в Ливане. Там я и родился, поскольку моя мама сумела попасть в Ливан с помощью американского «Красного креста».

– Но ваш отец также строил и корабли в Ливане?

– Да, англичане хотели построить в Ливане минные тральщики. И мой отец выполнил этот заказ. А потом уже англичане, жившие на Кипре, стали заказывать ему яхты. Мне рассказывали, что некоторые из отцовских яхт сохранились до сих пор.

– А как ваша семья сохраняли русский язык, русские традиции? Что вы помните из детства?

– Конечно, в нашей семье мои родители общались только по-русски. Но была ещё и женщина, которая учила детей русских эмигрантов русскому языку, чтобы мы не забыли его. Причём она делала это бесплатно – именно ради того, чтобы второе поколение покинувших Россию эмигрантов не потеряло русский язык. Мы в детстве, конечно, не особо хотели ходить на эти дополнительные уроки, где нас заставляли писать под диктовку тексты на русском языке. Так что сегодня во многом благодаря этим урокам я говорю по-русски. Хотя основные языки для меня – французский и английский.

– Вы по образованию архитектор. Вам отец посоветовал выбрать такую профессию?

– Нет, по правде говоря, мой отец смотрел на это довольно равнодушно. Но он был очень рад, когда я получил диплом. Я был последним ребёнком в нашей семье, и обо мне практически уже не заботились. Даже забывали иногда в гостях! Такой я был скромный.

Поэтому свою профессию я выбрал сам – точнее, мы выбрали её с несколькими моими товарищами. Я много строил в Ливане – здания министерств, музеев. А позднее долгое время преподавал архитектуру в Ливанской академии изящных искусств и Американском университете Бейрута. Меня там многие знают – мои бывшие студенты часто здороваются при встрече.

– А чем занимались ваши старшие братья и сёстры?

– Мой брат был техник по профессии, но занимался инженерными вещами в ливанской компании. Работал также в Кувейте и других арабских странах. А вообще он начал работать в 15 лет и серьёзного образования у него не было.

Мои сёстры быстро вышли замуж. Но самая старшая сестра, которая родилась в России, она была нам как мать.

– Ваши родители никогда не думали вернуться в Россию?

– Мой отец никогда не говорил об этом. Мне кажется, он даже считал себя виноватым – потому что уехал из России. А потом русские в эмиграции разделились – на тех, кто поддерживал большевистскую Россию, и тех, кто оставался её противником. Это даже в церкви чувствовалось. У нас в Бейруте, например, были две православные церкви – Московского патриархата и Русской зарубежной церкви.

Конечно, память о жизни в России была с нами всегда. Мы праздновали Рождество, Пасху. В то время в Бейруте жили порядка трёхсот русских семей. И на Пасху в полночь в трамвае можно было ощутить себя как будто в Москве – вокруг один русские.

Но мой круг общения был другой, и после смерти моих родителей я долгое время ни с кем по-русски не говорил.

Читайте также: Русские эмигранты в Ливане

– Когда вы первый раз приехали в Россию?

– Я всегда смотрел на Россию как бы издалека. В те времена ничего нельзя было узнать о жизни в России, и мне она казалась чужой далёкой страной. И даже о своём деде я знал очень мало. Гораздо позже я понял, что он был действительно большим и знаменитым художником. Во время гражданской войны в Ливане мы с женой переехали в Турин. И там проходила выставка русских художников, где также были представлены картины моего деда. Моя жена, посетившая эту выставку, с удивлением обнаружила, что мой дед был, оказывается, весьма важной персоной в России.

Я, конечно, знал, что мой дед был художником, но не представлял его уровень славы и признания. И когда в Москве открылась выставка картин Константина Серова, я был просто поражён, сколько людей стремились её посетить.

А первый раз я приехал в Россию в 1986 году. Запомнилось, как нас строго опекали, – никуда нельзя было самостоятельно пойти и свободно путешествовать.

– Теперь у вас есть ещё и российское гражданство…

– Мои друзья в Доме русского зарубежья им. А. И. Солженицына убедили меня, что невозможно быть внуком знаменитого русского художника и не иметь гражданства России.

Я уже несколько лет подряд каждый год приезжаю в Россию и делаю это с большим удовольствием. Очень люблю бывать на концертах классической музыки.

Сейчас в Ливане почти не осталось напоминаний о тех русских эмигрантах, которые там жили и внесли большой вклад в культуру и развитие этой страны. Но, я думаю, для России помнить об этом не менее важно.

Также по теме

Новые публикации

Погода ненастная, время простудное, повсюду реклама лекарств от всевозможных болячек, и потому ипохондриков развелось великое множество. В литературе есть замечательный пример ипохондрика, обнаружившего у себя признаки всех заболеваний, о которых он прочитал в медицинском справочнике: герой романа «Трое в лодке, не считая собаки»…
17 января 1945 года в ходе Варшавско-Познанской наступательной операции советские войска освободили столицу Польши от немецко-фашистских захватчиков. Красной армии понадобилось несколько суток, чтобы изгнать гитлеровцев.
Как правильно говорить: «Белоруссия» или «Беларусь», «в Украине» или «на Украине»? Конечно, споры эти крайне политизированы, но мы обратимся к их лингвистической стороне. Быть может, знания из области истории языка помогут сторонникам радикальных точек зрения (с обеих сторон) системнее и глубже посмотреть на проблему.
Известный российский лингвист, инициатор создания и первый директор Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина Виталий Григорьевич Костомаров недавно отметил 90-летие,но не оставляет свои научные исследования. Учёный рассказал «Русскому миру», почему русский продолжает оставаться одним из наиболее успешных языков мира и как советские вожди способствовали тому, что мы продолжаем говорить на языке, созданном Пушкиным и Карамзиным два века назад.
Россию и Ливан связывают партнёрские отношения вот уже 75 лет – с момента установления дипломатических отношений между нашими странами. Но эта связь началась гораздо раньше: более ста лет назад наши соотечественники приезжали в эти края, а некоторые из них описали их в художественных произведениях. Член Союза писателей Ливана Имадеддин Раеф решил восстановить эти произведения, которые сегодня имеют культурную и историческую ценность для Ливана.
Виктора Владимировича Виноградова без преувеличения можно назвать влиятельнейшей фигурой русской филологии. Будучи учеником таких авторитетных ученых, как А. А. Шахматов и Л. В. Щерба, В. В. Виноградов и сам со временем дал путёвку в жизнь многим выдающимся учёным-лингвистам.
Московский ансамбль народного танца «Гжель» встретил Новый год в Вероне и будет гастролировать по Италии почти до конца января. Часть декабря «Гжель» провела в Китае. Один из самых гастролирующих народных ансамблей России проводит по полгода и более за рубежом. И политические перипетии последних лет практически не сказались на гастрольном расписании ансамбля.
После новогодних праздников не все бодры и веселы. Многие выглядят осовевшими. Или осоловевшими? Попробуем разобраться, как же правильно. Для начала сравним симптомы. Если ваши коллеги замирают в оцепенении, смотрят в одну точку невидящими глазами, не реагируют на обращённую к ним речь, игнорируют вашу мимику и жестикуляцию, про них можно сказать, что они осовели. Представьте себе сову днём...