RUS
EN
 / Главная / Публикации / Под российским триколором. Исторический корабль «Штандарт» отмечает 20-летие

Под российским триколором. Исторический корабль «Штандарт» отмечает 20-летие

Сергей Виноградов19.09.2019

Историческое судно «Штандарт», построенное по чертежам 300-летней давности, отметило 20-летие. Копия первого военного фрегата, построенного Петром I в 1703 году на Балтике, была торжественно спущена на воду в сентябре 1999 года на Орловской набережной Санкт-Петербурга при стечении более чем 40 тысяч человек. За 20 лет «Штандарт» прошёл 167 тысяч морских миль, посетил 127 портов в 17 странах, снялся в десятке фильмов и наряжался в алые паруса для знаменитого петербургского фестиваля выпускников.

«Русский мир» побеседовал с капитаном корабля и автором проекта Владимиром Мартусем об итогах 20-летнего плавания, морских волках и юнгах (за эти годы в команду судна входили более восьми тысяч человек из 27 стран), интересу к истории русского флота в иностранных портах и встречах с российскими соотечественниками, которые считают «Штандарт» кусочком родины.

Живое дерево в мире пластика

– Владимир, где вы сейчас находитесь?

– Стоим в Великобритании, в Саутгемптоне. Тут проходит выставка катеров, яхт и различного оборудования. Всё белое, красивое, дорогое. Организаторы пригласили нас для привлечения публики – взрослых и детей. И у нас каждый день очереди на трап, все хотят посмотреть, изумляются – неужели такое ещё бывает? Этот контраст бездушного пластика и живого дерева бросается в глаза. Рассказываем про корабль, показываем – всё, как и везде. Интерес большой, что не может не радовать.

Владимир Мартусь

– Как отметили 20-летие спуска «Штандарта» на воду?

– К сожалению, мы в день юбилея даже толком остановиться не могли, вышли из Стокгольма, торопились в Саутгемптон – было всего 10 дней, чтобы пройти почти полтора тысячи миль. На берегу ребята хорошо отметили – те, кто участвовали в постройке корабля и кто имеет к нему прямое отношение. А мы были на ходу, остановились на полчаса и побежали дальше. Тортик в честь 20-летия у нас был припасён. Рюмочку не поднимали – на судне алкоголь строжайше запрещён. Многие моряки и яхтсмены старой школы, которые бывают у нас в гостях, удивляются этому правилу, но оно на «Штандарте» соблюдается с самых первых дней.

Создание "Штандарта"

– Вам вообще удаётся останавливаться больше, чем на полчаса?

– Удаётся, но нечасто. Помните, как у героя в фильме «Пираты Карибского моря» – десять лет в море, один день на берегу. У нас примерно так же. Фактически живу на борту корабля, это мой дом. За 20 лет мы побывали во всех странах Европы и по километражу около восьми раз обошли вокруг земного шара. Ходим по Европе, в том числе на парусах, через Атлантику не ходили. Максимум, куда добирались – на Канарские острова.

«О, пиратский корабль!»

– Судя по тому, что пишут о вашем корабле, «Штандарт» выступает в роли живого музея с экскурсиями, обучает практикантов и волонтёров и участвует в регатах. Ничего не упустил?

– Да, из этого складывается наша повседневная деятельность. Все это сферы очень важны для нас. Но всё же особо отмечу экскурсии для посетителей, которые проходят в портах, и обучение практикантов. К «Штандарту» почти повсюду большое внимание, потому что кораблей такого рода в Европе очень мало. Особенно тех, которые на ходу. Их буквально по пальцам можно пересчитать – шведский «Гётеборг», французская «Гермиона» и «Штандарт». Есть в Испании корабли, которые называют репликами исторических судов, но на самом деле это «пластик-фантастик». Интерес к историческим судам в Европе большой. Для нас экскурсанты на борту – это шанс показать не только историю России, но и простых русских людей, которые пришли в иностранный порт с хорошими намерениями и положительными эмоциями. Наши 20 лет плаваний – это история про сближение людей из разных стран.

– Петра I в Европе не забыли?

– В Англии и Голландии Петра I знают очень хорошо. И это неудивительно, он бывал в этих странах. В особенности в Голландии интересуются Петром I и относятся к России с большой симпатией именно благодаря сотрудничеству в петровские времена. Голландцы вспоминают демократичность Петра, который сам работал руками, а это в стране очень ценят. В Норвегии и Дании к нам уважительно относятся, потому что капитан петровского «Штандарта» был братом их очень известного адмирала, сравнимого по значимости с нашим Ушаковым. В этих странах нас знают и часто приглашают на фестивали и исторические реконструкции.

В других государствах с Петром Великим знакомы меньше. Нередко приходится слышать возглас при взгляде на «Штандарт» – «о, пиратский корабль!». Иногда начинаем сразу объяснять, откуда корабль и почему так выглядит, а иногда проще сказать – «да, это пиратский корабль, заходите, пообщаемся» – и уже на борту открыть истину.

– Почти в каждом порту вы встречаетесь с российскими соотечественниками, устраиваете экскурсии и исторические игры для детей. Насколько эта деятельность важна для вас?

– Отвечу просто: мне приятно, когда русским людям приятно. Иногда становится больно, что столько россиян уехали и живут за пределами родины. Но когда видишь, как приятно людям увидеть частичку родины, испытываешь сильные эмоции. Стараемся, чтобы соотечественники знали о нашем приходе, сообщаем загодя, приглашаем на борт.

История живая, корабль настоящий

– Когда водите экскурсии по судну, что пытаетесь донести до слушателей в первую очередь?

– Рассказываю историю создания петровского «Штандарта» и делаю акцент на том, что Пётр I создавал Санкт-Петербург и флот не для того, чтобы воевать, а для того, чтобы торговать. Также стараюсь показать, что история – живая, а корабль – настоящий. Настолько, что любой желающий может стать участником морского похода. В какой-то степени мы избрали для себя петровскую миссию – собираем молодых людей из России и других стран, чтобы они общались, обменивались опытом, и Россия приобщалась к Европе.

– Что больше всего удивляет посетителей в разных странах?

– Например, то, что на судне всё деревянное. И то, что наши матросы спят в гамаках. А они, действительно, в них спят. На самом деле, это очень удобно, когда море штормит и корабль качает. Удивляются «настоящести» всего, что видят.

– Членом экипажа может стать любой человек?

– Специальной подготовки не нужно, главное, чтобы здоровье позволяло. Практиканты выплачивают определённую сумму, компенсируя наши расходы на морские переходы. Если человек приехал 2 – 3 раза и проявил себя хорошо, как толковый матрос, он может перейти в статус волонтёра и путешествовать с нами бесплатно. Они помогают нам управлять кораблём и организовывать практикантов. На нашем борту всегда международная многоязыкая команда, и английский язык звучит наравне с русским. Сейчас у нас английский боцман, волонтёры из Франции и Германии. Кстати, некоторые, оказавшись на российском судне, ощущают желание выучить русский язык и преуспевают в этом.

– Я читал отзывы ваших посетителей в Швеции, они сравнивают «Штандарт» со знаменитым шведским кораблём «Ваза», который выставлен в Стокгольме для музейного посещения. Как полагаете, сравнение оправдано?

– Надеюсь, сравнение не касается судьбы «Вазы» и «Штандарта» («Ваза» затонул при выходе из Стокгольмской гавани – авт.). Шведский корабль постарше нашего – он построен в 1628 году, а наш – в 1703-м. Приблизительно одна и та же эпоха. Некоторая схожесть есть, для обывателей разница в 85 лет несущественна.

Штандарт 12.JPG

– Что вы поняли о петровском флоте за 20 лет управления «Штандартом»?

– Это очень долгий профессиональный разговор, наблюдений очень много. Если говорить по-простому, думаю, мне удалось по-настоящему вжиться в состояние человека петровского времени, который управляет кораблём, который тогда был лишён мотора и навигации. Когда погода позволяет, подход к причалу и отход от него мы делаем парусами, без использования техники. Вместе с тем, спутниковую навигацию всегда задействуем, хотя секстантом владеем – там слишком большая погрешность. Я понимаю, что опыт, который мы набрали за 20 лет эксплуатации исторического деревянного судна, уникален и вряд ли у кого-то есть.

– Книгу нет желания написать?

– Ещё до спуска корабля мы с историком Виктором Крайнюковым выпустили книгу «Фрегат «Штандарт» об истории судна. Хочется издать красивые рассказы о том, как корабль ходит. Мне кажется, это нужно сделать. Планы такие есть, но работа пока не запущена.

Большому кораблю – большой экран

– «Штандарт» снимался в большем количестве фильмов, чем многие успешные актёры. Расскажите о наиболее крупных проектах.

– Фильмов, действительно, было немало. Кинематографистов привлекает то, что корабль на ходу, и здесь ничего не нужно менять – камера может работать на 360 градусов. Голландцы снимали на судне фильмы про Виллема Баренца и адмирала Рюйтера, которые шли на больших экранах. Англичане снимали про Петра I и династию Романовых, а также про Питера Пэна. Норвежцы сняли на нашем корабле несколько фильмов о пиратах. Кинематографисты из Германии делали фильм о немце, который ходил вместе с Джеймсом Куком. Испанцы снимали исторический фильм о путешествии парусника с вакциной против чумы на тот берег Атлантики. Даже «Улицу Сезам» снимали на нашем борту.

– Моряки со встречных судов, торговых, пассажирских или военных, как реагируют на «Штандарт»?

– Моряки – люди, которые видели всё, и удивить их непросто. Русские моряки почти всегда нас приветствуют, говорят по радио, что им приятно нас встретить. Русских моряков на флотах много, поэтому не реже, чем раз в неделю, кто-нибудь радостно вызывает нас по рации – говорим об общих знакомых и о прежних встречах. Это приятно.

– Какое современное оборудование вы используете во время плавания?

– У нас полный комплект современной аппаратуры почти с самого спуска – навигационный компьютер, радар, радиоаппаратуры, мощные двигатели и генераторы. Но мы всё спрятали так, что посетители всего этого не видят.

– Много было ремонтов за 20 лет?

– Каждый год делаем профилактический ремонт, проверяем, всё ли в порядке, – днище, винты. А два года назад мы сделали капитальный ремонт, заменили порядка 40 % конструкций корабля. Всё, что подгнило и не внушало доверие, поменяли – доски обшивки, палубу, корму сменили полностью. Ремонт занял 5 месяцев, мы проделали очень большую работу – трудились по 12 часов почти без выходных.

– «Штандарт» ходит под Андреевским флагом?

– Андреевский флаг – флаг военно-морского флота. Если мы его поднимем, то, как военное судно, должны будем согласовывать заход в любую страну по дипломатическим каналам за полгода. Андреевский флаг мы поднимаем церемониально, по праздникам. Ходим под российским триколором.

Снимки предоставлены Владимиром Мартусем

Также по теме

Новые публикации

         «Здесь ничего другого между людьми, кроме любви, нет», – так про международный фольклорный фестиваль «Покровские колокола», который только что отзвенел-отыграл на вильнюсских сценах, сказал один из его участников. Любви к своему делу, к народной песне, к тем, кого считаешь единомышленниками.  
Первым русским, с которым встретился Жошуа Браганса, был механик цирка. Жошуа вырос в небольшом городке штата Рио-де-Жанейро, в котором практически все друг друга знали. Русского звали Николай, и он выделялся своей образованностью: хорошо разбирался в музыке, литературе. Николай рассказывал о том, какая в России зима, о красоте её природы. От этих рассказов веяло сказкой – так воспринимают дети повествование о путешествии в дальние страны. Возможно уже тогда рождалось в душе мальчика предчувствие, что вся последующая его жизнь будет связана с Россией.
Среди греческих актёров и режиссёров наберётся не больше десятка выпускников российского ГИТИСа. А вот кандидатов искусствоведения, защитивших кандидатскую диссертацию в ГИТИСе, и вовсе пока не было. И первой станет театральный режиссёр Вася Велтсиста, которой в декабре предстоит защита диссертации. Интерес к русскому театру и горячая мечта стать театральным режиссёром привели её после получения диплома инженера-механика и работы главным инженером в афинском метро в Москву и в театральный институт.
Учась в России, где прошла значительная часть моей молодости, часто бывая в России, тем не менее, каждый раз не перестаю восхищаться, когда открываю для себя ещё один город, соприкасаюсь с богатым культурным и славным историческим наследием страны, ставшей для меня Большой Родиной. И вот мне снова повезло – меня пригласили принять участие в работе XIII Ассамблеи Русского мира, на этот раз в Ярославле – в одной из древних столиц исторической Руси.
Максим Кравчинский – известный не только в русскоязычной Канаде писатель и журналист. Он один из немногих русских, кто не просто работает по специальности, но занимается своим любимым делом – русским шансоном и эмигрантской литературой. Он также восстанавливает страницы из жизни ключевых персонажей в истории русской эмиграции по всему свету.
Накануне состоялось заседание президентского Совета по русскому языку, на котором обсуждались вопросы поддержки изучения и популяризации русского языка. На заседании Владимир Путин сделал ряд важных заявлений – о русском языке как гаранте суверенитета российской нации, наборе на программы по русскому языку в вузы, издании единого корпуса словарей и многом другом.
В рамках XIII Ассамблеи Русского мира состоялся круглый стол на тему «Учим русский язык – понимаем Россию». В нём приняли участие ведущие эксперты, учёные и преподаватели русского языка из Армении, Испании, Эстонии, Болгарии, Словении, Швеции, Норвегии и Канады. Ведущим круглого стола стал заместитель председателя правления фонда «Русский мир», ректор Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена Сергей Богданов.
В Ярославле состоялся круглый стол «Историческая правда и память поколений». Его участники обсуждали, как на деле противодействовать попыткам фальсификации истории Второй мировой войны. Один из главных выводов дискуссии: факты, которые можно предъявить в защиту своей точки зрения, имеются в изобилии. Однако простой убеждённости в собственной правоте недостаточно – нужно учиться эффективно отстаивать её на международных площадках и координировать усилия.