RUS
EN
 / Главная / Публикации / Что происходит с русским языком в Германии?

Что происходит с русским языком в Германии?

Елена Ерёменко26.03.2019

Количество учеников, изучающих русский язык в гимназиях и средних школах ФРГ, снижается, что подтверждают данные, опубликованные на сайте немецкой телерадиокомпании MDR, касающиеся федеральной земли Саксония-Анхальт. Чаще всего русский язык выбирается в качестве лишь третьего иностранного языка. В чём причина?

На сайте крупнейшей немецкой медиакомпания MDR (объединяющая информационно три восточных земли ФРГ — Саксонию, Тюрингию и Саксонию-Анхальт) мы видим статью “Immer weniger Schüler lernen Russisch” – «Всё меньше учеников учат русский». 

Журналист MDR Андре Дамм (Andre Damm) пытается разобраться, почему у школьников падает интерес к языку, на котором говорят в мире по меньшей мере 250 млн. человек.

Журналист напоминает, что даже канцлер ФРГ Ангела Меркель с удовольствием демонстрирует на общественных мероприятиях своё знание ещё одного мирового языка, русского, но и это не подняло его популярность.

Итак, в статье приводится сухая статистика: в 2005/2006 учебном году русский язык изучали 17,3 тыс. учащихся. В 2017/2018 учебном году русский учили лишь 12 тыс. учеников, а это примерно на тридцать процентов меньше.

Фото: "Русское поле"

К каким выводам приходит журналист? Во-первых, в статье отмечается общая германская тенденция снижения интереса к изучению русского языка.

Так, председатель Ассоциации учителей русского языка федеральной земли Саксония-Анхальт Вильгельм Люкел, отвечая на вопрос журналиста MDR, говорит, что по всей стране наблюдается спад интереса к русскому, но в старых западных землях этот процесс не так заметен, так как там русский язык никогда не занимал лидирующих мест среди других языков.

А вот в восточных землях этот процесс сейчас стал явно заметен. Связано это, по мнению Люкела, прежде всего, с закрытием кафедр славистики в университетах и с «усложнившимся обучением переводчиков». Он говорит, что многие молодые педагоги выбрали для себя другие языки.

Кроме этих причин, Люкел назвал также и проблемы в школе, где опытные преподаватели русского языка годами не вели занятий, так как не было потребности, а сейчас они потеряли квалификацию.

Но пока что русский всё ещё занимает в этой федеральной земле уверенное третье место после английского и французского языков.

Хотя нужно, конечно же, учитывать, что китайский и испанский языки переживают сейчас подъём и могут изменить общую картину.

В статье совершенно правильно говорится о том, что в интересе учащихся к языку огромную роль играет преподаватель – его способность увлечь, мотивировать, «заразить» языком.

Приводится пример магдебургской преподавательницы русского языка Дианы Шульт (Diana Schult). Она вывозит своих учеников в Россию, ребята знакомятся с Петербургом и Москвой.

Её ученики регулярно принимают участие в общегерманских олимпиадах по русскому языку и также регулярно получают призовые места. Так, в последней олимпиаде подопечные Дианы Шульт получили одно первое и два вторых места.

Таким образом, журналист MDR полагает, что общая негативная тенденция не помешает успеху мотивированных учеников и талантливых учителей.

В этом с ним трудно не согласиться, но хотелось бы ещё пояснить некоторые причины этого очень беспокоящего нас явления — снижения интереса к русскому языку.

Причины и следствия

Когда по всей Германии закрывались кафедры славистики, Россия реагировала очень нейтрально: много раз приходилось слышать от специалистов из России, что, мол, это не страшно, у нас всё равно сильные позиции, будем работать с теми, кто остался и т. д. и т. п.

Однако я полагаю, что ситуация с преподаванием иностранных языков должна быть зеркальной: если Германия кровно заинтересована в распространении интереса к немецкому языку в России – крупнейшей стране мира, значит и условия для изучения русского языка в Германии должны оставаться благоприятными.

Для сравнения: количество изучающих русский (в школах и вузах) не превышает 100-110 тыс., в то время как в России сейчас изучают немецкий 1,9 млн человек (по данным «Московской немецкой газеты»).

Кстати, вот как описывает это издание работу Гёте-Института в России по продвижению немецкого — прочтите, оно того стоит:

«Обучение второму иностранному языку в российских общеобразовательных школах должно стать обязательным. И конечно, этим вторым иностранным языком должен быть немецкий. Такова стратегическая цель новой рекламной кампании Гёте-Института, над которой сейчас усердно работает команда...

Это самая крупная кампания в поддержку немецкого языка, которую Гёте-Институт когда-либо запускал в России. 350 тыс. евро выделены на то, чтобы учеников, их родителей и чиновников, принимающих судьбоносные решения, вновь убедить в привлекательности немецкого».

Во время начальной фазы кампании Гёте-Институт собирается рассылать т. н. пакеты для учителей немецкого языка с флайерами, учебными материалами, видео и брошюрами. Для того, чтобы учителям было что наглядно показать в разговоре с родителями и начальством.

«Если проект продолжится и в следующем году, можно будет посильнее заняться лоббированием», — подчёркивает Кристоф Фельдхюс. Проводить беседы с родителями, убеждать представителей городских властей — разговаривать с теми, кто может повлиять на директоров школ.

Обязательное обучение второму иностранному языку не только в Москве, но и во всей России — об этом мечтает Кристоф Фельдхюс. «Английский знает каждый», — говорит он, — «но по-настоящему профилироваться можно лишь при наличии второго иностранного языка. Если Россия хочет остаться частью глобального мира, она должна делать ставку на второй иностранный язык» (MDZ, 2018 г.).

Вот это целеустремлённость! Видно, что сотрудники Гёте-Института знают, чего хотят — и работают. И находят поддержку и понимание в России.

А что в Германии?

А что мы видим в Германии? Продолжается скандальное, по-другому не скажешь, закрытие старейших и знаменитейших кафедр славистики в известных университетах – в Бонне и других городах.

Нужно вспомнить и о тотальном сокращении преподавателей русского языка, как это произошло во всех восточных землях после объединения Германии. Как вы думаете, что стало с этими специалистами? Поясню: в массе своей они были переориентированы на преподавание английского. А куда им было деваться?

Совсем недавно, несколько недель назад, вспыхнул очередной скандал — в Лейпциге, где в местном университете планируется закрытие единственного в восточной Германии отделения переводчиков с немецкого на русский.

Руководитель переводческого отделения в Лейпцигском университете, назначенный из западных земель ФРГ, считает, что студентам вполне достаточно английского.

И это происходит в регионе, который имеет давние и самые интенсивные экономические связи с Россией.

Можно упомянуть ещё и то, о чём педагоги стараются промолчать, но, как говорится, слова из песни не выкинешь — я имею в виду неблагоприятный фон немецкого медийного пространства. Негативный образ России, который формируют немецкие масс-медиа – разумеется, это тоже влияет на выбор языка для изучения.

Где ответ?

Чего стоит принятая в 2016 году резолюция Европарламента по противодействию пропаганде третьих стран, где фонд «Русский мир», целью которого является распространение и популяризация русского языка в мире, был назван в числе пропагандистских инструментов.

Да, казалось бы, такая резолюция не имеет законодательной силы. Но она влияет, да ещё как!

Информационные «круги по воде» от этой резолюции разошлись, на неё всерьёз ссылаются и чиновники, и политики в Европе – и вот уже всё, что связано с русской культурой и языком, подаётся исключительно как российская пропаганда.

Эту резолюцию принимали в том числе и немецкие евродепутаты, которые, казалось бы, заинтересованы в распространении немецкого языка в мире и, конечно же, в России. Не побоялись, выходит, зеркального ответа?

Выводы

Подводя итоги, скажу ещё раз: отмеченная корреспондентом MDR тенденция к снижению интереса к русскому в Германии налицо, и хотя он удерживается на пятом месте в немецкой статистике, лишь вопрос времени задвинуть его на более отдалённые места.

Источник: «Русское поле»

Также по теме

Новые публикации

В этом году отмечается 130 лет со дня рождения одного из выдающихся русских учёных XX в. – социолога Питирима Сорокина. Он родился в селе Турья Вологодской губернии (ныне это в Республике Коми), а закончил свой путь в Винчестере, штат Массачусетс. В последние десятилетия имя Сорокина вернулось в Россию. О том, как сохраняют наследие великого земляка на родине, мы поговорили с директором сыктывкарского центра «Наследие» им. П. Сорокина Ольгой Кузивановой.
Пока нынешние западные политики по-прежнему пытаются разговаривать с Россией с позиций обвинения, подрастает новое поколение молодёжи, которое не хочет смотреть на нашу страну сквозь призму русофобии. Именно на них рассчитана созданная по указу Президента РФ государственная программа «Новое поколение».
МИА «Россия сегодня» представило результаты исследования материалов западных СМИ, пишущих о России. «Осьминог-1» – так неформально называется этот проект, намекая на традиционное, насчитывающее уже полтора века изображение России в западных карикатурах в виде спрута.
Как прославиться и стать популярным блогером с 300 тысячами подписчиков, если тебе слегка за 70? Эстонский пенсионер Арно Павел нашёл свою формулу успеха. В 72 года он проехал на своём УАЗике от Таллина до Владивостока и обратно. Впечатлений от такого путешествия любому человеку хватило бы на всю жизнь. Но Арно на этом не остановился...
Игорь Егоров, обычный школьный учитель из подмосковного наукограда Пущино, уже много лет проводит свои отпуска в поездках по Европе, где он занимается поисками могил русских белоэмигрантов и разыскивает информацию о забытых фигурах русского зарубежья. Рядом всегда верный помощник – жена Ануш. К этим поискам педагог активно приобщает и своих учеников.
В Латвии и России в эти дни отмечают 75-летие освобождения от немецкой оккупации. Накануне памятной даты МИД Латвии выступил с демаршем, выразив недовольство проведением в Москве салюта по случаю юбилея освобождения Риги советскими войсками, назвав празднование недружественным жестом со стороны России.
В Москве при поддержке Федерального архивного агентства, Российского государственного архива социально-политической истории, Института всеобщей истории РАН, издательства «Политическая энциклопедия» открылась историко-документальная выставка «Война в Заполярье. 1941–1945».
Получить высшее образование на русском языке в Латвии, где проживает около полумиллиона русскоязычных жителей, сегодня увы, невозможно – даже частным вузам отныне это запрещено. Явно дискриминационное решение латвийских властей будет оспариваться в судебном порядке. Но пока суд да дело, ближайший сосед Латвии – Псковский регион – предложил детям наших соотечественников, проживающим за рубежом, свою вузовскую поддержку.