RUS
EN
 / Главная / Публикации / Правнучка Николая Лескова: «Живу по русским традициям»

Правнучка Николая Лескова: «Живу по русским традициям»

Сергей Виноградов11.03.2019

Татьяна Юрьевна Лескова – правнучка Николая Семёновича Лескова, единственный прямой потомок великого русского писателя. Уроженка Парижа, она уже более 70 лет живёт в Рио-де-Жанейро. Выдающаяся балерина и хореограф, Татьяна Лескова стояла у истоков южноамериканского балета, а на страницах её мемуаров встречаются имена Баланчина, Мясина, Фокина, Бароновой, Лепешинской и других выдающихся деятелей мирового балета.

Корреспонденту «Русского мира» 96-летняя Татьяна Лескова рассказала о первом посещении родины предков, знакомстве с произведениями Николая Лескова, дружбе с его орловским музеем и о русских привычках и традициях, с которыми она живёт в Бразилии. «Русский мир» благодарит за помощь в организации интервью Ассоциацию русской культуры Рио-де-Жанейро и лично её руководителя Елену Серебрякову.

Балерина Таня и её XX век

«Нам часа на беседу хватит? У меня потом дела», – произносит Татьяна Юрьевна, шелестя страницами записной книжки. В свои 96 она ведёт активную жизнь – встречает гостей, русских и не только, консультирует по балетным вопросам, созваниваясь со всем миром по «Скайпу». Её русский язык великолепен – необыкновенно правильный и чёткий, без ненужной беглости и глотания гласных, с едва уловимым французским оттенком. Наверное, так говорили герои Льва Толстого и других русских классиков.

Татьяна Юрьевна Лескова. Фото из архива Т. Лесковой

Татьяна Юрьевна Лескова

Татьяна Лескова родилась в Париже в семье дипломата Юрия Лескова, сына Андрея Лескова и внука Николая Лескова. Андрей Николаевич, как и отец, тоже был писателем и оставил замечательные воспоминания об авторе «Очарованного странника» и «Соборян», ставшие каноническими. Со знаменитыми предками Татьяна Лескова так никогда и не увиделась – прадед умер задолго до её рождения, а дед, будучи в разводе с супругой, после революции не стал эмигрировать и остался в Советском Союзе.

Отец Татьяны Юрьевны встретил Октябрьскую революцию на дипломатическом посту в Великобритании и хотел вернуться в Россию, но обстоятельства заставили супругов Лесковых остаться в Европе. Поселились в Париже, но жизнь была далека от райской. В 9-летнем возрасте Таня потеряла мать, баронессу Медем, и фактически была воспитана бабушкой по материнской линии. В балетную школу, которая решила её жизненную судьбу, Татьяну отдали, потому что отец очень любил балет, а бабушка работала аккомпаниатором в танцевальной школе.

Т. Ю. Лескова, 15 лет. Париж, 1938 г.

Уже в 16 лет Татьяна танцевала на сцене «Комеди Франсез», работала с выдающимися хореографами того времени, преимущественно с российскими эмигрантами. Проявив себя как одна из самых ярких европейских балерин своего поколения под сценическим псевдонимом «Таня», она объездила с гастролями полмира. В годы Второй мировой войны, когда политический строй в странах менялся на глазах, паспорта теряли юридическую силу, а контракты аннулировались, Татьяна Юрьевна оказалась в Бразилии. Став солисткой Оперного театра Рио-де-Жанейро, спустя несколько лет она возглавила балетную труппу и открыла при театре балетную школу. Так бразильский балет на заре своего зарождения получил мощнейшую прививку русского и европейского классического балета.

Татьяна Лескова, 19 лет

Русская парижанка в Рио

Вы происходите из знаменитой русской семьи, родились в Париже, живёте в Бразилии. Какую страну считаете родной?

– Конечно, Францию. Родина – то место, где ты вырос. Я парижанка, хочешь или не хочешь. Парижские годы я вспоминаю как очень счастливые, хотя жили мы очень бедно и неделями сидели на макаронах. Но я была маленькая, и меня это не шокировало. А потом, будучи совсем юной, я начала работать, и балет захватил всю мою жизнь. Но танцевала я не для заработка и не из-за того, что меня кто-то заставлял, а потому, что очень любила танец. Я более 70 лет живу в Бразилии, но по характеру я совсем не бразильянка. Я очень европейская. И когда меня спрашивали, почему я не живу в России, я отвечаю – потому что я слишком парижанка.

– Почему же Вы остались в Бразилии?

– Было две причины. Во-первых, я оказалась здесь в 1944 году в разгар войны. Нужно было работать, чтобы посылать деньги моим родным в Париж, а здесь работа была. Мы тогда не знали, что происходит во Франции, что с нашими родными, но работали, как могли. Было очень тяжело от этой неопределённости. О том, что папа умер, я узнала только год спустя. Вторая причина – в Аргентине я встретила бразильца, в которого влюбилась, а он полюбил меня.

– Россия для Вас – это что? Страна из семейного альбома?

– В разные периоды было по-разному. Конечно, у меня есть чувства к России, но в основном к старой России, которую я знаю по рассказам бабушки. Я об этом пишу в своей книге мемуаров. Она издана на английском языке, и мне очень бы хотелось, чтобы её прочитали в России. Пока была жива бабушка, я даже не думала о том, что когда-нибудь смогу поехать в Россию. Мы потеряли всю семью в тех страшных событиях – бабушка потеряла двух сыновей, была арестована, бежала из страны, а отец потерял брата. И ещё многих из нашей родни постигла та же участь. Бабушка не могла простить этого советским властям. Поехать в Россию при жизни бабушки означало в какой-то степени предать её. Я не могла себе этого позволить. Но визит, к счастью, случился и не один.

На презентации автобиографии, 2006 г.

Расскажите о первом посещении Советского Союза.

– Это получилось неожиданно в 1985 году. До этого я была на Кубе на конкурсе и рядом со мной сидела Ольга Лепешинская (прима-балерина Большого театра – авт.). А я ношу отцовские кольца, которые ему достались ещё во времена учёбы в лицее – на одном из них написано имя императора. Ольга Лепешинская спросила у меня, была ли я в Советском Союзе. Я сказала – нет, меня не пустили. Музей Николая Лескова (Дом-музей писателя в Орле – ред.) приглашал меня в конце 1970-х годов, но визу мне не дали. Лепешинская сказала: «Не беспокойтесь, я организую Вам визу». Так я отправилась на международный конкурс в Москву. Я попросила, чтобы в визе была указана поездка в Ленинград, с которым связана история моей семьи и куда мне особенно хотелось попасть. И всё получилось.

– Вы сохранили какие-то русские привычки, традиции?

– Все традиции, абсолютно. Во-первых, хожу в православную церковь не реже, чем раз в месяц. Это даёт мне возможность встретить русских людей и поговорить по-русски. Причащаюсь, куличи сама пеку на Пасху. Я люблю русскую кухню и русскую музыку, люблю русское пение в церкви. Да что говорить, я русская. Русская эмигрантка. А вы знаете, что меня крестила Мария Фёдоровна, мать Николая II? Моя бабушка по материнской линии была из фрейлин, а дедушка барон Медем был адъютантом Александра III. Они имели право попросить у императрицы о крещении первой внучки или внука. Сама Мария Фёдоровна на крестины не приехала, но прислала своего представителя, который крестил меня от её имени. У меня есть бумаги, которые это подтверждают. Они висят на стене в моей комнате.

Читая книги прадеда

– Когда Вам удалось побывать в Орле?

– Спустя несколько лет после первой поездки я вернулась – в 1989 году. С визой тоже были сложности, но мне тогда очень помог писатель Юрий Нагибин, большой поклонник Николая Лескова. В тот приезд мне удалось передать в музей письмо от моей бабушки со стороны отца и его лицейские кольца. Я и потом не раз приезжала – так сложилась наша дружба с музеем Николая Лескова. Мы и до сих пор на связи. И это единственное, что у меня есть в России. К сожалению, никого из родственников у меня в России не осталось.

– В чём состоит это общение?

– Для меня эта дружба очень многое значит, я много раз была в Орле. Когда я разъезжала по миру с постановками восстановленных балетов Леонида Мясина, я получала большие деньги. И часть я посылала в музей. Я завещала музею всё своё имущество, которое у меня есть в Бразилии.

– Кто вам рассказывал о Николае Лескове?

– Моя бабушка Лескова, жена единственного сына Николая Семёновича. Рассказала то, что успела. Я уехала из дома работать, когда мне ещё не было 16 лет. Я знала, что он великий писатель, но, пока не оказалась в России, не понимала масштаба личности Николая Лескова. Когда в 1985 году я сказала в туристическом автобусе о том, что я правнучка Лескова, ко мне потянулись за автографами.

– Какие произведения прадеда Вам больше всего нравятся?

– Я читаю Лескова гораздо больше теперь, чем раньше. Раньше времени не было. Первый раз, когда я приехала в Москву, я давала интервью, которое журналист назвал «Очарованная странница». Конечно, мне нравятся «Очарованный странник» и «Соборяне». Все его лучшие произведения. Прочитала «На ножах», но это очень трудная книга. А ещё я была совершенно очарована небольшим рассказом о том, как музыкант влюбился в балерину. К сожалению, не помню, как называется этот рассказ. Он очень меня тронул, я почувствовала какую-то близость.

Также по теме

Новые публикации

17 сентября исполняется 80 лет создателю культовых фильмов «Москва слезам не верит» и «Любовь и голуби» Владимиру Меньшову. Его жизнь – пример невероятно удачливой творческой и личной судьбы. Недаром в этом году в его мастерскую во ВГИКе поступало 900 человек при наборе в 30. Меньшов известен как очень принципиальный человек и своих учеников учит тому же – тому, что только мощная личность может создать по-настоящему серьёзное кино.
Международный фестиваль театров кукол «Рязанские смотрины», один из самых крупных и авторитетных в России и всей Восточной Европе, откроется 14 сентября на родине Сергея Есенина. Нынешние «смотрины» – юбилейные не по счёту, а по возрасту: фестиваль отмечает 30-летие, и его символ – Петрушка – сияет с афиш как никогда. За эти годы, утверждают сами кукольники, жанр кукольных спектаклей испытал и тотальное падение интереса, и невероятный взлёт, на подъёме он и по сей день.
В России проживает более 190 народов, которые пишут и читают на 60 литературных языках. Но что мы знаем об этих литературах, помимо русской? Между тем, творчество современных авторов, представляющих различные народы России, охватывает широкий спектр стилей и жанров – это и поэзия, и проза, фольклор, и детская литература, реализм, постмодернизм и даже рэп-поэзия.
Журналисты из самых разных стран мира собрались в Москве на V Международный форум русскоязычных вещателей для обмена опытом. В рамках форума состоялась дискуссия «Русский голос в современном мире: интеграция или обособление». Её участники обсудили те проблемы, которые возникают перед  русскоязычными СМИ и журналистами в условиях информационной войны, а также поговорили о новых технологиях, которые могут позволить донести «русский голос» до широкой аудитории даже в условиях, казалось бы, абсолютного превосходства западных медиагигантов.
Команда из Румынии участвует в международном фестивале «Друзья, прекрасен наш союз!» уже в шестой раз, а в прошлом году даже стала победителем фестивального конкурса. По словам руководителя команды, директора Русского центра Бухарестской экономической академии Флорины Мохану, студенты прекрасно понимают, что участие в фестивале даёт им очень многое. Для них это возможность познакомиться  с коллегами из других стран, завести новых друзей и существенно продвинуться в изучении русского языка.
9 сентября в болгарском Китене открылся VIII Международный фестиваль «Друзья, прекрасен наш союз!». Студенты из 22 стран смогут здесь не только познакомиться друг с другом, но и больше узнать о России, а также улучшить знание русского языка. Поездка на фестиваль стала для них долгожданным и радостным событием, говорят руководители делегаций из Турции, Греции и Бельгии.
    По приглашению русского клуба «Культурная линия» в Риге побывал известный российский публицист, писатель, многолетний редактор «Литературной газеты» Юрий Поляков, за которым с лёгкой руки Сергея Михалкова когда-то укрепилось звание  «последнего советского писателя».  
В день открытия 32-й Московской международной книжной ярмарки состоялась торжественная церемония награждения победителей ежегодного национального конкурса «Книга года». В номинации «Учебник XXI века» победителем стала линейка учебников по обществознанию для 6 – 11 классов под редакцией Вячеслава Никонова, вышедшая в издательстве «Русское слово».