RUS
EN
 / Главная / Публикации / От Карамзина до Сорокина: 100 томов русской литературы выходят на французском

От Карамзина до Сорокина: 100 томов русской литературы выходят на французском

Сергей Виноградов25.07.2018


Французы и франкоговорящие читатели заново откроют русскую литературу. Проект «Русская библиотека», в рамках которого будут изданы 100 томов русских писателей в современных переводах, был представлен весной на книжном салоне в Париже. Авторами проекта стали российский Институт перевода, Институт славистики университета Сорбонна и французские издатели. Первые четыре тома новой серии уже вышли в свет. В недавнем прошлом подобная серия была выпущена на английском языке.

Список писателей и произведений, который пока сформирован не до конца, может удивить российского читателя, поскольку с нашей школьной программой совпадает лишь частично. Координатор проекта с французской стороны, член редакционного совета «Русской библиотеки» и известная переводчица Анн Колдефи-Фокар рассказала «Русскому миру», какую цель преследуют авторы серии, по какому принципу отбираются для неё произведения и какое место занимает русская литература в домашней библиотеке современных французов. И, наконец, почему не смеялись над произведениями Гоголя и за что любят Льва Толстого.

«100 томов – для русской литературы это малая часть»

Четыре тома серии «Русская библиотека» на французском языке увидели гости книжного салона в Париже, на котором Россия была почётным гостем. Среди них том с малоизвестными произведениями Тургенева (в основном, критическими и публицистическими), роман «Петербург» Андрея Белого, «Хождение по мукам» Алексея Толстого и переиздание автобиографии художника Юрия Анненкова «Повесть о пустяках». В России это имя известно лишь специалистам и увлечённым живописью, а для Франции, в которой Анненков прожил полвека, это легендарная фигура. 

«Мы посчитали, что будет лучше, если на презентации большой серии представим первые выпуски, – рассказала Анн Колдефи-Фокар. – Мы успели подготовить четыре тома. Сейчас работаем над другими. Было уже несколько собраний членов редакционного совета, на которых обсуждались произведения, которые войдут в серию. Сто томов – огромная серия, но в отношении русской литературой это очень её малая часть. Поэтому выбирать нужно тщательно. Составлено уже несколько списков, и в начале сентября мы планируем подготовить окончательный список. Но уже сейчас можно сказать, что в него будут включены произведения всех периодов русского литературы начиная с XVIII века. Например, будет Карамзин. Договорились также, что нужно издавать Чаадаева. Классика XIX века, разумеется, тоже попадёт. Как и произведения писателей XX века, вплоть до ныне живущих авторов и современной литературы. Например, уже в 2019 году издадим последний на сегодняшний день роман Сорокина, он дал согласие». 

 Владимир Сорокин и Анн Колдефи-Фокар. Фото Веры Медведевой 

По словам Анн Колдефи-Фокар, для старта проекта Тургенева выбрали, в том числе, из-за близкого 200-летнего юбилея, «Хождение по мукам» давно не переиздавались на французском языке, а «Петербург» вовсе не имел хорошего перевода. По словам Анн, предложить читателю современный перевод чрезвычайно важно – во многом для этого серия и затевалась. По глубокому убеждению координатора серии, переводы любой иностранной классики нужно делать каждые 15–20 лет, поскольку они имеют свойство устаревать. Причём быстрее бессмертного оригинала. 


Большая часть произведений 100-томной серии будет печататься в переводах последних лет, а ряд текстов будет подготовлен специально для «Русской библиотеки». По словам переводчицы, поначалу планировалось выпускать книги в едином оформлении, но от этого отказались – тома будут выглядеть по-разному, но иметь общий логотип. Серия печатается во Франции, причём в нескольких издательствах. Проект рассчитан на несколько лет, календарь выхода книг будет известен уже в ближайшее время.  

На границе двух культур 

Анн Колдефи-Фокар – француженка с русскими корнями. Её бабушка по материнской линии родилась в Санкт-Петербурге, который покинула спустя несколько лет после революции. А дед оказался в Европе не по своей воле – попал в немецкий плен в ходе Первой мировой войны. «У меня русские и французские корни, и обе культуры для меня одинаково важны», – говорит Анн. И поприще переводчицы показалось ей наиболее подходящим для самореализации. 

Она открыла французскому читателю множество доселе неизвестных ему жемчужин русской литературы, но, возможно, главным достижением госпожи Колдефи-Фокар стали переводы произведений Николая Гоголя (в частности,  «Мёртвых душ») – писателя, невероятно сложного для передачи на другом языке. Переводчицу возмущало, что французы, хотя и читают её любимого Гоголя, но не смеются над его произведениями. Не отступая от буквальности перевода, благодаря блестящему знанию тонкостей двух языков она сумела найти нужные эквиваленты, и Коробочка с Собакевичем заговорили, как сельские буржуа из французской глубинки.    


«Мёртвые души» в переводе на французский. Фото:  ahaba.ru

«В чём цель серии русской классики на французском языке? Начну издалека, – говорит переводчица. – В 1960-е и 70-е годы во Франции было очень много произведений русской литературы – в магазинах, библиотеках, повсюду. В очень хороших переводах, в приличных переводах, в неважных переводах. Был выбор и доступность практически всей русской классики. А в последние лет десять ситуация изменилась. Я читаю в Сорбонне курс лекций по русской литературе, и после каждого занятия даю перечень литературы для самостоятельного изучения. Ко мне стали подходить студенты со словами: эта книга недоступна, эту не найти… И таких студентов становилось все больше. Когда же я узнала о проекте "Русская библиотека", я поняла, что это отличная возможность переиздать русскую классику в хорошем переводе, либо переделать плохие переводы или впервые издать на французском языке те произведения, которые ранее не были переведены».

Французские страницы Толстого
  
Анн Колдефи-Фокар убеждена, что литература помогает народам двум стран преодолевать политические разногласия сегодняшнего дня. Русские писатели сохраняют популярность во Франции, и Толстому с Достоевским многие её жители верят больше, чем телевизору и газете. 

По словам Анн, французы в меньшей степени, чем в подавляющем большинстве стран, оказались подвержены мировой тенденции замены бумажных книг на электронные аналоги. Об этом говорит статистика и данные продаж в книжных магазинах Франции. «Всё же и у нас существует тенденция, что люди (молодёжь, но не только) всё меньше и меньше читают, – признаёт переводчица. – Но в последние года два я начинаю замечать, что французы возвращаются к книге, предпочитая её многому другому. Движение пока ещё очень слабое, но это заметно. Во всяком случае, к русской литературе ощущается огромный интерес. На книжные ярмарки приходят толпы людей, и они покупают книги».

Руководствуясь этими наблюдениями, Анн Колдефи-Фокар вместе с коллегой взялись за написание книги по истории русской литературы для массового читателя. Подобной книги на французском языке доселе не выходило. Издание во многом выросло из цикла лекций, которые авторы читают в одном из парижских книжных магазинов.   

На вопрос, с какого произведения иностранцу лучше всего начинать знакомство с русской литературой, Анн Колдефи-Фокар отвечает десятком контрвопросов. Какого возраста этот читатель? Какое у него образование? Произведения какого жанра он любит? Искушённый ли он читатель или изредка берет книгу в руки? «Я не могу жить без Гоголя, и всегда могу его посоветовать, но понимаю, что он труден для французов – разница менталитетов, – говорит Анн. – Знаю, что во Франции особое отношение к Достоевскому, и среди моих студентов в Сорбонне были такие, которые начали изучать русский язык после прочтения его романов. Пьесы Чехова тоже очень нравятся французам. Огромным успехом пользуется Михаил Булгаков, в частности его "Мастер и Маргарита"».    

«Читай Россию» – премия для переводчиков.

«Он по-французски совершенно мог изъясняться и писал», – замечает Пушкин, рисуя образ Евгения Онегина. Но его «совершенный французский» вовсе не ставится в заслуги молодому повесе и не подается как талант. В русской литературе XIX века у каждого второго героя такой талант. Льстит ли это французскому читателю и сближает ли с русской литературой, интересуемся у Анн Колдефи-Фокар.

«Думаю, да, – говорит она. – Знаете, моим студентам, которые учились русскому языку, всегда особенно нравились те страницы романа «Война и мир», которые Толстой писал по-французски. И им проще их читать, разумеется. Влияние европейской литературы на русских писателей несомненно, но лучшие из них – Пушкин, Гоголь, Толстой и другие, – освоив все зарубежные приёмы и трюки, играют с ними. В их отношениях с Западом ощущается немалая доля иронии.  Сегодняшние французы отлично осознают, что между нашими культурами есть многолетняя и очень крепкая связь. Разрушить её невозможно». 

И ещё сто томов лягут в фундамент этого здания.   
Рубрика:
Тема:

Также по теме

Новые публикации

Слово жираф в греческом языке состоит из тринадцати букв и шести слогов. А в русском животное с длинной шеей уместилось в два слога. Но это не помешало греческому переводчику Димитриосу Триантафиллидису подарить землякам стихотворение Николая Гумилёва «Жираф». Перевёл так, что сохранилась музыка гумилёвского стиха, а жираф не превратился в носорога или другого африканского зверя.
Участники полевого этапа экспедиции «Современный этномир (Средняя Азия)» по Узбекистану побывали в Бухаре. Экспедиция проводилась с целью изучения культуры, быта и традиций русского и русскоговорящего населения, проживающего на территории постсоветской Средней Азии.
С 13 по 16 декабря в Рязани проходит форум неправительственных организаций молодых соотечественников «Made in Russia», в котором принимают участие лидеры молодёжных объединений из почти 50 стран всех регионов мира.
В начале декабря в Сочи прошёл V Международный педагогический форум. Одна из его секций была посвящена развитию детского чтения. О самых интересных школьных практиках, которые там обсуждались, рассказывает руководитель секции профессор РГПУ им. А. И. Герцена Татьяна Галактионова.
Соотечественники в Риге отметили 70-летие Всеобщей декларации прав человека. Там прошла конференция балтийских правозащитников с участием представителей Латвии, Литвы, Эстонии и России. И хотя повод был вроде бы радостный – юбилейный, но большинство участников с тревогой и сожалением говорили о нарастающем кризисе в сфере прав человека в своих странах.
«Мы любим вас, русские…» – такое признание, да ещё от совершенно незнакомых людей Елена Сташевская с сыном никак не ожидали услышать в Германии. Чем же заслужили его гости из России? Ответ на этот вопрос лежит во временах более чем полувековой давности, когда возле небольшого немецкого села Сихра героически погиб её отец майор Владимиров.
«Перекрёстный» Год культуры России и Японии подходит к концу. Сотни мероприятий прошли не только в столицах и городах-миллионниках, но и в удалённых от Москвы и Токио регионах. Российскому Тамбову и японской Тамбе 2018 год запомнится надолго – в этом году родилось общество дружбы и сотрудничества «Тамба – Тамбов». Они нашли друг друга благодаря созвучию названий, но, познакомившись ближе, нашли у себя много общего.
11 декабря исполняется 100 лет со дня рождения писателя,  публициста, общественного деятеля Александра Солженицына. Известная французская переводчица с русскими корнями Анн Колдефи-Фокар более 30 лет своей жизни посвятила переводу его романа «Красное колесо». И сегодня у неё есть надежда, что и к роману, и к самому писателю ещё вернутся.