RUS
EN
 / Главная / Публикации / Россия, сто лет спустя

Россия, сто лет спустя

Сергей Виноградов20.09.2017

Американский искусствовед Уильям Брумфилд по заданию Библиотеки Конгресса США ещё в середине 80-х подготовил первую выставку пионера цветной фотографии Сергея Прокудина-Горского. Сейчас он работает над книгой, в которой снимки дореволюционной глубинки авторства Прокудина-Горского будут соседствовать с фотографиями тех же мест самого Брумфилда. 

Будущая книга американского профессора – не просто фотоальбом, построенный по популярному принципу «было/стало». Он будет дополнен обширным историческим и искусствоведческим комментарием. По словам Брумфилда, который почти полвека изучает русскую архитектуру и в России проводит треть года, для него важно было рассказать о культуре, которая существует вопреки историческим обстоятельствам и всегда воскресает. 

У. Брумфилд в Суздале. Фото: А. Коркка

Эпизоды книги Уильям Брумфилд с начала этого года публикует  на сайте международного проекта RBTH (Russia Beyond the Headlines). Книга целиком должна выйти из печати осенью следующего года.

– Как возникла идея переснять заново фотосюжеты Прокудина-Горского?

– Начну с самого начала. Я начал заниматься коллекцией снимков Прокудина-Горского еще летом 1985-го года по приглашению Библиотеки Конгресса в Вашингтоне, где находится эта коллекция. В Библиотеке Конгресса знали о значимости коллекции Прокудина-Горского, ведь за несколько лет до этого вышла книга о ней, и она произвела фурор, и там искали человека, который мог бы поработать с этой коллекцией с научным подходом. За два года до этого вышла моя большая книга о русской архитектуре с моими же фотографиями («Золото в лазури: Тысяча лет русской архитектуры»), поэтому меня и  пригласили. 
Тут сошлось то, что я не только учёный, но и фотограф, а кроме того, занимаюсь русской архитектурой и видел многие из тех мест, которые запечатлел Прокудин-Горский. Мне предложили сделать первую выставку фотографий Прокудина-Горского в Библиотеке Конгресса. Почему первую? Потому что автор никогда не выставлял свои произведения, а только показывал или публиковал. Я подготовил выставку, и она открылась в 1986 году, потом и другие музеи брали в свои залы эту выставку. Я выбрал 80 фотографий, эти снимки были напечатаны на фотобумаге – кстати, процесс был очень сложным, ведь у Прокудина-Горского были только негативы. 

В те годы ко мне также поступило предложение сделать свою книгу работ Прокудина-Горского в историческом контексте с моими фотографиями. Но книга не получилась, в том числе по финансовым причинам. И всё же я многое сделал к тому моменту. Спустя 30 лет идея о книге возродилась, и сейчас я ей занимаюсь. Конечно, за эти годы диапазон тех мест, где бывал Прокудин-Горский и я бывал, сильно вырос, у меня накопилось огромное количество снимков этих уголков. Это будет большая 500-страничная книга-сравнение, в которой я с искусствоведческой точки зрения рассмотрел фотосюжеты Прокудина-Горского и те изменения, которые произошли с обликом, в первую очередь, архитектурных сооружений. И в этом её принципиальная новизна и отличие от других подобных опытов, ведь фотосравнения с использованием коллекции Прокудина-Горского до меня делали многие. Но в основном в этих опытах применялся географический подход – что было у Прокудина-Горского и что на этом месте сейчас. 

– Что Вы имеете в виду, говорят об искусствоведческой точке зрения. То есть Вас в данном случае больше интересует Россия, изменившаяся за это столетие, чем, собственно, снимки Прокудина-Горского?

– Да, именно так. Снимки, конечно, я буду комментировать, но вдаваться в детали его биографии не входит в мою задачу. В России есть специалисты по Прокудину-Горскому, его жизни и работе, и я буду на них ссылаться. Но меня, в первую очередь, интересует архитектурное наследие, которое запечатлел Прокудин-Горский, и как эта архитектура менялась с годами, и что из этого дошло до наших времен, а что утеряно. Это ценнейший материал, с искусствоведческой точки зрения. И с исторической тоже. 


Белозерский кремль. Слева – церковь Свв. Василия Великого и Николая-Чудотворца (утрачена), колокольня (утрачена) и Спасо-Преображенский собор. 
Фото С. М. Прокудина-Горского, 1909 г. / rbth.com

– Всегда ли в Вашей книге один сюжет будет ограничиваться двумя снимками – из коллекции Прокудина-Горского и Вашей? Было бы интересно посмотреть на один объект в разные годы – дореволюционные, советские, сегодняшний день…

– Согласен, было бы интересно, к тому же есть такая возможность. Например, Суздаль я начал снимать ещё в 1972 году и, конечно, в сравнении с сегодняшним днём там кое-что изменилось. В своих публикациях на RBTH я ставлю по 5–6 фотографий одного и того же места, но место в книге ограничено, и чем-то придется пожертвовать. Хочу заметить, что Прокудин-Горский снимал не только церкви, но также мосты, каналы и другие объекты экономического развития империи. Подобные поездки – дорогое удовольствие, и Прокудин-Горский ездил, как правило, по заказу  и на деньги Министерства путей сообщения. Кроме того, его интересовала этнографическая сфера, и он фотографировал людей в национальных костюмах. Но в моей книге всего этого не будет, моя тема – архитектура.      

– Вы делаете снимки специально для книги или берёте из своей обширной коллекции?

– По-разному. В основном, из моей коллекции. Но иногда специально повторяю, потому что сам объект имеет огромное значение. Например, недавно я был Ярославле и Костроме, где Прокудин-Горский интенсивно работал. В 90-е годы и я много работал там, снимал фрески и храмы. Но все эти снимки делались на пленку, и сейчас я многое переснял заново. Работая над книгой, сталкиваюсь со многими судьбоносными совпадениями. В 1972 году я аспирантом оказался в Средней Азии, где был единственным американцем в группе. Мои соотечественники и коллеги отказались ехать, отговорившись занятостью. До сих пор не могу понять, как можно было отказаться от такой поездки. Я побывал в Бухаре и Самарканде и любовался этими великолепными памятниками фактически в том виде, в каком их видел и снимал Прокудин-Горский. При нём это была Российская империя, а в годы моего посещения – часть Советского Союза. И это тоже войдёт в книгу. 

– Вам интереснее те места и здания, которые сильно изменились в сравнении с дореволюционными временами, или, напротив, сохранились в неизменном виде?

- И то и другое. Книга будет построена по маршрутам Прокудина-Горского – маршрут из Москвы до Смоленска в 1912 году был связан со столетием войны с Наполеоном. Были маршруты по Мариинской водной системе, по Волге, до Соловков. И эти маршруты имеют свою логику. В некоторых случаях изменения в сравнении с днём сегодняшним, действительно, существенные. Зато в других только искусствовед заметит перемены. Например, по форме кровли храма, которая стала другой. Скажем, в Софийском соборе Тобольска ещё в XVIII сделали плоскую кровлю взамен первоначальной, а после Великой Отечественной войны советские реставраторы вернули прежний облик. И все эти детали очень интересно сравнивать, сопоставляя фотографии разного времени. Я всё это покажу в своей книге.
     
– Сравнивая снимки Прокудина-Горского с современностью, по Вашим впечатлениям, многое потеряла Россия?

– Очень многое, но многое и сохранилось. Например Успенский собор в Смоленске, где сохранилось почти всё, и это поразительно. В книге будут такие примеры, когда на новых снимках фактически ничего не осталось от того, что снял Прокудин-Горский. Но это единичные примеры. С искусствоведческой точки зрения, это неперспективно. В основном я рассказываю о сохранившихся в том ли ином виде объектах. Пусть даже в руинах. Повторюсь, многое сохранилось – и в очень узнаваемом виде. Во всяком случае, снаружи. 

Белозерский кремль. Спасо-Преображенский собор. Фото У. Брумфилда, 2010 г. / rbth.com

– Встречались ли вам обратные примеры – скажем, у Прокудина-Горского скромная церквушка, которая разрослась в большой храм?

– Да, встречалось и такое. Возьмём Ярославль. Успенский собор, который есть на снимках Прокудина-Горского, взорвали в советские времена. Он был сильно повреждён во время восстания 1918 года. А сейчас там новый большой собор.

– Какой главный вывод должен сделать читатель Вашей книги? То есть на какие размышления Вы его наталкиваете?

– Я об этом думал, конечно. Хотелось бы, чтобы читатель задумался о преемственности, продолжении, возрождении, истории и культуре. И о судьбе народов и стран. Помните такую известную фразу: «Россия, которую мы потеряли»? Утраты, действительно, были. У России очень сложная история. Моя книга о том, как культура существует в тяжелых условиях.   

– Сегодня имя Прокудина-Горского широко известно. А в середине 80-х годов, когда Вы начинали заниматься его коллекцией, это имя было известно в Советском Союзе?

– Очень мало, только специалисты знали. Впрочем, были публикации в научных изданиях. То, что коллекцию спасли и снимки, вывезенные из страны, доступны россиянам и играют роль в её современной истории, – настоящее чудо. Цифровая эпоха совершила настоящий переворот в истории с этими фотографиями. Мы смогли увидеть их в том виде, в котором их задумывал автор, и они стали доступны всем, достаточно лишь включить Интернет. Для России, как мне кажется, коллекция Прокудина-Горского – национальный проект.   


Также по теме

Новые публикации

В Киргизии должно быть полноценное российское образование, уверен председатель Центра поддержки русского языка и культурного наследия «Русское достояние» Сергей Перемышлин. Тем более что спрос на него есть, и именно со стороны титульной нации.
Архиепископ Венский и Будапештский Антоний в интервью «Русскому миру» рассказал о деятельности Управления Московской патриархии по зарубежным учреждениям и о том, как приходы Русской православной церкви помогают соотечественникам за рубежом сохранять свои язык и культуру.
11 ноября мир отмечает 100-летие окончания Первой мировой войны. Накануне известные российские историки, принявшие участие в пресс-конференции, посвящённой этому событию, сошлись во мнении, что та война стала важнейшим, переломным событием, во многом предопределившим судьбы всего XX века.
Двухсотлетие Ивана Тургенева широко празднуют не только в Москве, Париже и Баден-Бадене. Лебедянь, Щигры и Топки, а также другие городки и сёла Орловской и Курской областей, прославленные писателем в «Записках охотника», тоже готовятся к его юбилею. В здешних местах, которые называют тургеневским полесьем исследователи творчества писателя и орловские егеря, многое изменилось, но охота до сих пор отменная.
В начале ноября в Киеве и Киевской области прошёл форум «Помнит мир спасённый», посвящённый 75-летию освобождения Киева от немецко-фашистских захватчиков. Форум был организован общественной организацией «Русское национально-культурное сообщество» при поддержке фонда «Русский мир».
Накануне Московское бюро по правам человека представило доклад «Россияне и соотечественники за рубежом: без права на право». Российские правозащитники бьют тревогу: в последние годы за рубежом резко возросло количество инцидентов, когда в отношении россиян и соотечественников нарушаются практически все фундаментальные человеческие права. Можно ли этому противостоять?
7 ноября 2018 года в Московском государственном университете имени М. В. Ломоносова состоялась церемония открытия проекта «Реализация государственной национальной политики в субъектах Российской Федерации».