RUS
EN
 / Главная / Публикации / Россия и культурное наследие ЮНЕСКО

Россия и культурное наследие ЮНЕСКО

Софья Донская26.05.2016

«Памятник всемирного культурного наследия ЮНЕСКО» – нешуточный статус. Таких объектов в России сейчас насчитывается 26. К ним относятся и природные памятники, как, например, Байкал или вулканы Камчатки, и рукотворные. Что гарантирует этот статус самому памятнику? Какие обязательства принимает на себя и какие преимущества получает государство, сохраняющее его для человечества?

В России находится 26 памятников с признанным ЮНЕСКО статусом «всемирное наследие», а всего в мире их более 1000. Из них 16 вошли в список по культурным критериям. Шесть из шестнадцати признаны шедеврами человеческого гения – это исторический центр Санкт-Петербурга, пригороды и фортификационные сооружения; архитектурный ансамбль Кижского погоста; Московский Кремль и Красная площадь; белокаменные памятники Владимира и Суздаля, а также церковь Бориса и Глеба в Кидекше; ансамбль Ферапонтова монастыря; ансамбль Новодевичьего монастыря. 

Штаб-квартира ЮНЕСКО

«Памятник всемирного культурного наследия ЮНЕСКО» ‒ нешуточный статус. Что он даёт объекту, статус этот получившему? Сама Конвенция создавалась специально для того, чтобы лучшее на Земле получало повышенное внимание, заботу, охрану и всестороннюю поддержку в мировом масштабе. Официально статус «объект ЮНЕСКО» обещает следующие преимущества:
  • Дополнительные гарантии сохранности и целостности;
  • Повышенный престиж территорий и управляющих ими учреждений;
  • Популяризация включенных в Список объектов;
  • Своевременная и качественная реставрация;
  • Приоритет в финансировании, в первую очередь – из Фонда всемирного наследия;
  • Организация мониторинга и контроля за состоянием сохранности природных объектов.

Переводя на язык более приземлённый, объекту статус ЮНЕСКО сулит как минимум государственные деньги. С деньгами Международного фонда – сложнее. Например, бюро ЮНЕСКО работало в Москве, но в сентябре 2015 года оно закрылось. Как сказали в головном штабе в Париже, «бюро выполнило свою задачу», а финансирование, которое раньше получало московское отделение, решили перебросить на африканские проекты. Но и федеральный бюджет способен сильно улучшить жизнь бесценных архитектурных памятников.

Очевидный плюс, который дает статус «объект всемирного наследия» государству и конкретной территории, – увеличение потока туристов. К примеру, в Коломенском, где есть охраняемый ЮНЕСКО храм Вознесения, зарубежных туристов во много раз больше, чем в любом другом московском парке-музее, и это естественно: о статусе храма написано в каждом путеводителе.

Что же касается содержания памятника в надлежащем, соответствующем строгим критериям ЮНЕСКО виде, давайте посмотрим, что происходит в этой области. Как российские власти выполняют свои обязательства?

Москва и Петербург

В 2015 году отмечался 25-летний юбилей включения ансамбля «Московский Кремль и Красная площадь» в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Генеральный директор Музеев Московского Кремля Елена Гагарина озвучила комплексную программу, объединяющую задачи реставрации произведений архитектуры вместе с произведениями монументальной живописи, а также иконами. «В течение 15 лет Музеи Московского Кремля последовательно добиваются музеефикации всех помещений и исторических памятников, находящихся в ведении музея, и нам уже многое удалось сделать», ‒ подчеркнула Гагарина. 

Московский Кремль

Но Кремль – хозяйство большое, поделенное между четырьмя управляющими структурами. Помимо Государственных музеев Московского Кремля, им занимаются Управление делами Президента Российской Федерации, Федеральная служба охраны РФ и Государственный исторический музей. 

Поэтому бывают в управлении объектом Всемирного наследия и непростые моменты. Например, в 2013 году в Кремле деконструировали корпус № 14. Административное здание, расположенное между Спасскими воротами и Сенатским дворцом, не являлось памятником архитектуры и, строго говоря, к списку ЮНЕСКО не относилось. Но в прямой зависимости от того, как проводить деконструкцию и что размещать на освободившемся месте, находились окружающие постройки, как раз в Список входящие. На месте корпуса № 14 планировалось восстановление утраченных в 30-х годах ХХ века храмов (Чудов и Вознесенский монастыри). В июле 2014 года идею поддержал Владимир Путин, подчеркнув, что такой план может быть реализован только после одобрения общественностью и ЮНЕСКО. 

Совсем недавно, 10 мая, на месте снесённого корпуса открыли сквер, а восстановление монастырей должно начаться после проведения археологических раскопок.

Центр Санкт-Петербурга

В Северной столице тоже есть соответствующий высокому статусу охранный документ: «Стратегия сохранения наследия». Баланс между требованиями охраны памятников и необходимостью экономической деятельности и развития города наглядно иллюстрирует история с «Охта-центром». Изначальный проект делового квартала в Санкт-Петербурге, продвигаемый Газпромом, не был реализован во многом из-за критики со стороны ЮНЕСКО, что показывает: власти Санкт-Петербурга слышат и учитывают мнение экспертов, понимая, что статус «объект ЮНЕСКО» не только несет бонусы, но и накладывает определённые ограничения. 

Угроза новых «соседей»

Картина в столицах ясна. А как обстоят дела на периферии? Как показывает практика, с содержанием самих памятников в целом всё в порядке: их ремонтируют, реставрируют, берегут от вандалов, с гордостью демонстрируют туристам. Сложности возникают при расширении контекста: основная проблема, которую выявляют эксперты ЮНЕСКО при осмотре Российских памятников, – угроза появления новых «соседей», разрушающих историческую целостность охраняемого объекта. 

Точечная застройка, инвесторы, – вот основные враги памятников старины. Так, в Ярославле, чей исторический центр внесён в Список в 2005 году, неподалеку от статусных объектов построили многоэтажки с многоуровневыми парковками и мост, который испортил вид на ансамбль в Коровниках. Город имел все шансы попасть в раздел «Наследие в опасности», но на этот раз избежал грустной участи. 

Храмовый ансамбль в Коровниках, Ярославль

К счастью, в Ярославле достаточно архитекторов, специалистов по охране памятников и просто неравнодушных жителей, которые способны отстаивать любимые древности. Кстати, международные эксперты в этом случае проявили понимание позиции городских властей. Эксперт ЮНЕСКО высшей категории Тодор Крестив прокомментировал ситуацию следующим образом: он отдаёт себе отчёт в том, что когда город живой, в нём пересекаются разные, часто взаимоисключающие интересы: власти, инвесторы, музейщики и горожане, ‒ все они могут хотеть для города разного и очень по-своему понимать, что для него есть благо. 

Другой случай – объекты герметичные, музеи без жителей, их охранять намного проще. Например Кижи.

Кижи

Последний раз специалисты ЮНЕСКО оценивали Кижи в июле 2014 года, в год, когда главному памятнику русского деревянного зодчества ‒ храму Преображения Господня ‒ исполнилось 300 лет.

Кижи

В составе международной миссии приезжали представители Директората культурного наследия Норвегии Арнт Хауген и Йорген Холтен и другие эксперты. Способы и этапы реставрации уникального храма обсуждались и оспаривались, но в целом работа плотницкого центра музея и подрядчиков была оценена высоко. Академик Вячеслав Орфинский особо отметил, что «за 60 лет его трудовой деятельности он впервые видит, что реставраторы успешно справляются со столь трудной задачей»

Годом раньше не менее высоко было оценено сохранение Ферапонтова монастыря: на тот момент он стал единственным в списке ЮНЕСКО российским объектом, к которому Комитет всемирного наследия не имел никаких претензий – а те, что монастырь получил при предыдущей экспертизе, он принял к сведению и ликвидировал.

Нужно понимать, что когда речь идет о «претензиях», часто имеется в виду недостаточность документации, нескоординированность действий между субъектами-правообладателями и другие бюрократические моменты, а за серьёзные нарушения, причиняющие объекту реальный ущерб, его исключают из списка ЮНЕСКО. К счастью, такие случаи крайне редки, в том числе и в России.

Более того, комитет ЮНЕСКО приветствует предоставление новых кандидатов в Список и не видит никаких препятствий, чтобы его продолжали пополнять российские культурно-архитектурные жемчужины.

Ферапонтов монастырь

Сейчас в списке кандидатов находится несколько российских объектов – в том числе Юрьев-Польский с Георгиевским собором 30-х годов XIII века, славящимся удивительной и редкой белокаменной резьбой. Последний российский памятник, который был включён в список ЮНЕСКО (в 2014 году), ‒ это архитектурно-исторический комплекс «Булгар» в Татарстане. «Я в прошлом году лично вручила сертификат и видела, какое это имеет значение для России, для всех россиян ‒ и жителей Татарстана, в частности. И это мы хотим продвигать: культурное многообразие, уважение к идентичности культуры, попытку сохранить и передать культурное наследие следующим поколениям», ‒ отметила генеральный секретарь ЮНЕСКО Ирина Бокова, выступая в 2015 году на одном из форумов.

Ближайшая, сороковая по счету, ежегодная сессия Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО пройдёт в Стамбуле с 10 по 20 июля. Тогда и будет принято судьбоносное решение, и по примете давайте подержим за Юрьев-Польский кулаки.

Справка:

Всемирное наследие (англ. World Heritage) – выдающиеся культурные и природные ценности, составляющие достояние всего человечества. Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия была принята 17 сессией Генеральной конференции ЮНЕСКО 16 ноября 1972 года и вступила в силу 17 декабря 1975 года. Для усиления эффективности работы Конвенции в 1976 году были организованы Комитет и Фонд всемирного наследия, а в 1978 году появился первый список культурных и природных объектов со статусом «всемирное наследие». СССР, правопреемником которого является Российская Федерация, ратифицировал Конвенцию в 1988 году. В 1990 году первые российские объекты были официально занесены в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. На 2015 год Конвенцию об охране всемирного культурного и природного наследия ратифицировало 191 государство, в Список включены 1031 объектов. В первой десятке по количеству объектов всемирного наследия находятся Италия, Китай, Испания, Франция, Германия, Мексика, Индия, Великобритания, Россия и США. Суммарно на их территории находится 359 наименований, входящих в список. Первое место по количеству объектов всемирного наследия занимает Италия с 51 объектом. Второе место – Китай (48) и третье ‒ Испания (44). Существует ряд критериев, согласно которым и происходит расширение перечня. Они включают в себя уникальность или исключительность того или иного места или здания с разных точек зрения: его обитателей, конструкции, свидетельства о важном этапе развития цивилизации  и т. д. 

Полный список памятников всемирного наследия России на данный момент: исторический центр и памятники Санкт-Петербурга; Кремль и Красная площадь в Москве; Кижский погост; Великий Новгород и его окрестности; белые памятники Суздаля и Владимира; церковь Вознесения в Коломенском; Троице-Сергиева лавра; леса Коми; озеро Байкал; камчатские вулканы; природный заповедник Сихотэ-Алинь; золотые Алтайские горы; бассейн озера Убсу-Нур; Западный Кавказ; Казанский Кремль; Ферапонтов монастырь; Куршская коса; старый город Дербента; остров Врангеля; Новодевичий монастырь; исторический центр г. Ярославля; дуга Струве; плато Путорана; Ленские столбы; комплекс «Булгар». 

Также по теме

Новые публикации

15 февраля исполняется 30 лет со дня вывода советских войск из Афганистана. Время быстротечно, и немало воды утекло за эти годы в реке Амударья, по мосту через которую выводил войска на советскую территорию командующий 40-й армией генерал Борис Громов.
«Мудрые государственные деятели России всегда знают, как выбирать своих иностранных представителей», – так писала одна из американских газет в 1851 году о российском после в США Александре Бодиско. Он проработал на этом посту 17 лет – рекордный срок. Уважение к нему было столь велико, что в день его похорон американский конгресс на день прервал работу, что стало беспрецедентным событием.
Ивана Андреевича Крылова, 250-летие которого мы отмечаем, все знают как автора замечательных басен. Между тем современникам он не менее был известен как автор популярных пьес, но ещё больше – как один из главных русских чудаков.
Абделлатиф Мохамед Эльсайед Рефат – директор и преподаватель языкового центра «Восток» (Хургада), где изучается русский язык. Дипломированный преподаватель РКИ, выпускник московского вуза, сейчас он обучает жителей Хургады как русскому, так и арабскому языкам. Он рассказал корреспонденту «Русского мира» о возможностях обучения в Хургаде и об отношении простых египтян к нашей стране.
Почему современному политику не обойтись без багажа пословиц и поговорок и как русская фразеология стала международным брендом, в кильватере которого следует вся Европа и часть Америки? Об этом рассказывает профессор Санкт-Петербургского университета, автор «Большого словаря русских крылатых слов» и «Большого словаря русских пословиц и поговорок», почётный председатель Фразеологической комиссии при Международном комитете славистов Валерий Мокиенко.
Выставка «Путешествие с Достоевским» открыта в петербургском Музее железных дорог России. Экспозиция рассказывает о том, куда и на чём великий русский писатель перемещался по железной дороге, как под стук колес менялось его мнение о России и Европе и в каком именно вагоне познакомились герои романа «Идиот» князь Мышкин и Парфён Рогожин. Музейный эксперимент по привлечению новой публики удался – среди экспонатов по сути технического музея ходит начитанная публика и иностранцы, привлечённые именем Достоевского.
8 февраля в Фотоцентре Союза журналистов России (Москва) открылась фотовыставка «Афган – наша память!», посвящённая 30-летию окончания боевых действий и вывода советских войск из Афганистана. Выставка организована при поддержке фонда «Русский мир», Московского комитета ветеранов войны и ряда других ветеранских объединений.
Со Второй мировой войной связано возникновение новой, «второй» волны эмиграции из СССР, состоящей преимущественно из т. н. перемещённых лиц («ди-пи») – русских квалифицированных рабочих, угнанных на работу в Германию, а также военнопленных. По далеко не полным данным местных советов, с оккупированных территорий из СССР было насильственно перемещено 4 797 089 человек. Кроме того, органами репатриации было учтено 2 016 480 военнослужащих советской армии, оказавшихся в плену.