RUS
EN
 / Главная / Публикации / «Русский мир в Интернете: социальные сети и особенности интерактивного общения». Стенограмма заседания круглого стола

«Русский мир в Интернете: социальные сети и особенности интерактивного общения». Стенограмма заседания круглого стола

16.03.2010

МОДЕРАТОР

Георгий Георгиевич Бовт – руководитель информационно-издательского управления фонда «Русский мир», главный редактор журнала «Русский мир.ru».

ДОКЛАДЧИКИ

Дроздов Михаил Владиславович – председатель Координационного совета соотечественников в Китае, председатель Русского клуба в Шанхае, координатор интернет-проектов, в том числе самого крупного в русскоязычном секторе сети форума, посвященного Китаю, Корее и Японии, – «Восточное полушарие».
Лукьяненко Сергей Васильевич – российский писатель-фантаст, активный участник русскоязычного сегмента «ЖЖ».
Мамонтов Владимир Константинович – президент ОАО «Газета «Известия».
Кронгауз Максим Анисимович – профессор, доктор филологических наук, директор Института лингвистики, заведующий кафедрой русского языка РГГУ.

ГЕОРГИЙ БОВТ:  Мы постараемся поговорить о том, как общаться и в чем специфика интернет-общения в современном Русском мире. Мы специально, конечно, не подгадывали с темой, но, как вам, наверное, известно, незадолго до Ассамблеи Русского мира разрешился вопрос, который многих волновал: теперь можно будет регистрировать домены на кириллице. Так что вроде как небольшой подарок нам сделали.

Пользуясь случаем, хочу заметить, что этот круглый стол своего рода презентация интернет-портала фонда «Русский мир», который продолжает постоянно развиваться и обрастать различными новыми функциями и возможностями. Например, не так давно у нас появилось интернет-телевидение. Но самое главное, на наш взгляд, это то, что на нашем интернет-портале у соотечественников и у тех, кто интересуется русским языком и русской культурой, есть возможность пообщаться между собой и найти друг друга, связаться. Кроме того, на портале можно найти адреса большинства центров и организаций, которые занимаются русским языком и литературой, а также сообществ соотечественников за рубежом. Я бы хотел обратить ваше внимание на брошюру, посвященную интернет-порталу фонда, которую вы получили. Она даст возможность подробно ознакомиться с возможностями нашего портала.

Значение Интернета в сегодняшней жизни переоценить сложно, я не буду об этом долго говорить, а лучше предоставлю слово нашим уважаемым гостям. Для начала я их представлю.

Михаил Владиславович Дроздов – председатель Координационного совета соотечественников в Китае, председатель Русского клуба в Шанхае, координатор интернет-проектов, в том числе всем известного портала «Восточное полушарие». Г-н Дроздов проявил большой интерес, прилетел сюда из Китая за тридевять земель специально для того, чтобы выступить на этом круглом столе и поучаствовать в Ассамблее. Возможно, у него какой-то интересный опыт появился после того, как в Китае прошел Год русского языка.

Сергей Васильевич Лукьяненко – на мой субъективный взгляд, это лучший российский фантаст из ныне живущих. Но помимо этого он еще и активный участник «Живого журнала». И поскольку за блогосферой, как мне кажется, закрепится функция, ныне частично освоенная традиционными средствами массовой информации, то, в общем, традиционные СМИ тоже стараются подстраиваться под быстро меняющийся мир.

И вот одним из руководителей таких меняющихся СМИ является президент ОАО «Газета "Известия"» Владимир Константинович Мамонтов. Его недавно повысили, раньше он был главным редактором газеты «Известия», и именно при нем интернет-портал «Известий» стал сайтом, практически живущим самостоятельной жизнью, отличной от бумажной версии газеты, но, конечно, с ней пересекающейся.

И, наконец, еще один докладчик – Максим Анисимович Кронгауз – профессор, доктор филологических наук, директор Института лингвистики и заведующий кафедрой русского языка РГГУ. Именно ему, насколько мне известно, принадлежит заслуга первопроходца в изучении того, что происходит с русским языком в Интернете, и, наверное, он об этом тоже поговорит.

А сейчас разрешите мне предоставить слово Михаилу Владиславовичу Дроздову.

МИХАИЛ ДРОЗДОВ: Уважаемые друзья и коллеги! Прежде чем начать свое выступление, я хотел бы искренне поблагодарить организаторов нашего круглого стола за то, что мне предоставили возможность выступить сегодня перед вами. Мне также хотелось бы поблагодарить фонд «Русский мир» за поддержку нашего проекта «Восточное полушарие».

Именно этому проекту, а также его роли и роли других интернет-ресурсов в объединении соотечественников, в самоорганизации, структурировании и развитии российской диаспоры в Китае и будет посвящено мое выступление.

Но вначале небольшое отступление. Для того чтобы вам было понятно, насколько важен Интернет в жизни соотечественников в Китае, я хотел бы подчеркнуть, что в связи с особенностями политической системы этой страны иностранцы фактически не имеют шансов официально зарегистрировать в КНР печатное или электронное средство массовой информации. Все ныне существующие русскоязычные журналы – такие, как журнал «Китай» или журнал «Партнеры», русская редакция Международного радио Китая, а также начавший работу в этом году русскоязычный телеканал CCTV – созданы и управляются официальными государственными центральными и региональными структурами КНР. В подавляющем большинстве китайских городов наши соотечественники не имеют возможности официально установить спутниковые антенны для приема программ российского телевидения. Безусловно, попытка централизации информационных потоков весьма характерна для такой страны, как Китай.

Конечно, в Китае, как и в России, строгость существующих законов часто компенсируется возможностью их неисполнения. Наши соотечественники спутниковые антенны все равно устанавливают. Предпринимаются и попытки издания малотиражных развлекательных и рекламных изданий. Власти смотрят на это не слишком строго, закрывая глаза на отсутствие у некоторых изданий соответствующих лицензий и разрешений, но такая мягкость не должна никого обманывать. Уверен, если такое полуподпольное издание выйдет за рамки развлекательного, рекламного и туристического сегмента, могут последовать весьма жесткие санкции.

Понятно, что в таких условиях Интернет становится настоящей информационной отдушиной, позволяющей как следить за новостями из России и в мире, так и пытаться наладить собственную повседневную жизнь, используя те возможности, которые дают социальные сети, а также сайты объединений соотечественников в разных городах Китая.

Современная диаспора в Китае весьма молода. Тому были исторические причины. Весьма многочисленная русская эмиграция первой волны после прихода к власти в 1949 году КПК во главе с Мао Цзэдуном практически в полном составе из Китая выехала. Новая волна наших соотечественников, поехавших в Китай для того, чтобы проявить себя профессионально – так называемая профессиональная эмиграция, – пошла только с 1989 года, после нормализации отношений между СССР и КНР и после исторического визита Михаила Сергеевича Горбачева в Пекин.

Таким образом, в большинстве своем костяк нашей эмиграции составляют молодые люди от 20 до 45 лет. Это как раз то поколение, которому не нужно объяснять, что такое Интернет. В отличие от соотечественников стран ближнего зарубежья, подавляющее большинство соотечественников, проживающих в Китае, имеют доступ в Интернет. Это обусловлено, с одной стороны, доступностью – низкая стоимость подключения, развитая сеть интернет-кафе, с другой стороны, довольно высоким уровнем достатка соотечественников, которые живут в Китае.

Именно поэтому крайне важным представляется развитие русскоязычных сайтов соотечественников всекитайского и регионального уровней. Таких сайтов за последние годы было создано немало. Один из успешных примеров – сайт Русского клуба в Шанхае. Месяц назад этот сайт отметил десять лет со дня регистрации своего доменного имени, что по всем меркам является почтенным для любого сайта возрастом.

Но и другие сайты объединений соотечественников – «Русский клуб в Пекине», «Русский клуб в Урумчи» и т.д. – принадлежат общественным объединениям, созданным по территориальному принципу в городах, в которых проживает значительное число русскоязычных соотечественников.

Существуют объединения соотечественников и в других городах Китая, но они менее активны по причине как меньшего числа соотечественников, так и нехватки ресурсов для их становления. Соответственно, многие из указанных сайтов испытывают значительные финансовые трудности, что не позволяет им регулярно обновляться, наладить на должном уровне информирование соотечественников о новостях местной жизни и т.д.

Большие перемены в информационной работе произошли с момента образования Координационного совета соотечественников, который два года назад тоже запустил собственный сайт, но разговор об этом сайте – отдельная тема, боюсь, у меня не будет времени для того, чтобы остановиться на этом подробнее.

До сих пор я говорил о реально действующих объединениях соотечественников в Китае, для которых свой сайт и обращение к интернет-аудитории является дополнительным факультативным видом или, скорее, формой деятельности.

В этом смысле совершенно уникальным объединением соотечественников является интернет-форум «Восточное полушарие». Он объединил не только русскоязычную аудиторию проживающих в Китае, но и интересующихся Китаем жителей России, стран СНГ и других стран мира. По сути, он является информационной площадкой, полноценно представляющей соотечественников в Китае и позволяющей им общаться на интересующие их темы, получать советы и консультации по актуальным для них проблемам, самоорганизовываться в сообщества.

Конечно, виртуальное общение не может полноценно заменить очное взаимодействие соотечественников, но последние годы показывают, что интернет-форум «Восточное полушарие» стал площадкой, генерирующей объединения соотечественников в сообщества. Иными словами, если еще десять лет назад появлялась некая группа людей, которые объединялись в русские клубы для ведения какой-то общественно значимой деятельности, а затем создавали свой сайт, то сейчас зачастую все происходит наоборот: люди сначала знакомятся, ощущают определенную общность взглядов и интересов в Интернете, на платформе «Восточного полушария», а потом уже переносят свое общение из виртуального пространства в реальное.

Если говорить об истории проекта «Восточное полушарие», то он был создан в феврале 2002 года по инициативе группы соотечественников и при поддержке русских клубов в Пекине и Шанхае. И всего за полтора года, прошедших со времени создания этого форума в Интернете, он стал лидером среди всех сайтов востоковедческой тематики на русском языке. В 2009 году количество обращений к этому ресурсу превысило 85 миллионов кликов. Число поднятых тем превысило 15 тысяч, а количество сообщений, оставленных после модераторской проверки, перевалило за 650 тысяч.

С самого начала интернет-портал не был замкнут на обсуждении тем, касающихся исключительно Китая. Он содержит большие разделы, посвященные Южной Корее и Японии, одновременно мы стараемся развивать на нашем портале разделы, посвященные странам Юго-Восточной Азии, таким как Вьетнам, Камбоджа, Лаос, Таиланд, Монголия и другие. Таким образом, портал «Восточное полушарие» стал действенным механизмом объединения русской диаспоры не только в Китае, но и во всей Азии. Число только зарегистрированных пользователей проекта превысило 60 тысяч человек, общая численность посетителей превышает эту цифру в несколько раз, потому что, естественно, не все регистрируются на сайте, многие просто заходят и читают.

Большая часть этих людей – это наши соотечественники, которые длительное время проживают в КНР, Японии и Южной Корее. За последние годы к этому проекту подключилось около двух десятков сайтов, посвященных Востоку. Многие объединения соотечественников, такие как русские клубы в Пекине, Шанхае, Урумчи, Гуанчжоу, Гонконге и другие, имеют собственные разделы на портале для организации своей работы и общения участников. Кроме того, портал предоставляет площадку для работы Генеральному консульству России в Гуанчжоу и Координационному совету соотечественников в Китае.

Я чувствую, времени у меня мало, но я воробей стреляный, и специально к этой встрече мы подготовили такой информационный бюллетень о нашем сайте. Не судите строго – делался он в спешке. В нем вы найдете общую информацию о проекте, новости внутренней жизни форума, информацию о конкурсах и будущих проектах, которыми должны стать блог «Полушарие» и Вики-«Полушарие».

Буквально неделю назад на портале запущен новый раздел, который называется «Экстренная помощь соотечественникам». Примеры такой помощи тоже можно найти в этом информационном бюллетене. Достаточно яркие случаи. Вот в этом году был случай, когда наша девушка попала в беду. С помощью портала «Восточное полушарие» для нее было собрано почти 12 тысяч долларов на лечение и юридическую помощь.

Изначально проект планировался как некоммерческое объединение для поддержки и самоорганизации соотечественников в интернет-пространстве. Мне видится, что наличие в той или иной стране либо регионе мира развитой сети русскоязычных интернет-проектов является необходимым условием консолидации соотечественников. В странах Азии самым крупным таким проектом стал портал «Восточное полушарие», который является весьма действенным механизмом для объединения соотечественников этого региона. В силу продемонстрированной эффективности централизованного подхода для налаживания информационной работы с соотечественниками в регионе, в случае прекращения или нестабильной работы нашего портала фрагментирование аудитории, которая сейчас у нас есть, будет вызывать и дробление диаспоры, потому что с помощью этого портала мы можем очень оперативно любую новость для всех русских людей, живущих сегодня в Китае, донести. Этой возможностью не обладают ни наши посольства, ни консульства, поскольку многие соотечественники зарегистрированы, но очень многие и не зарегистрированы, поэтому зачастую государственные структуры, если необходимо сделать какое-то объявление, которое касалось бы всей диаспоры – допустим, о выборах, – просят нас подключиться и такую услугу им оказать. Потому сохранение такого рода порталов крайне важно для того, чтобы диаспора существовала и развивалась. И тем сильнее наша благодарность фонду «Русский мир», принявшему решение в ближайшее время выделить грант на развитие нашего проекта. Большое спасибо фонду и большое спасибо вам за то, что вы выслушали мое выступление.

ГЕОРГИЙ БОВТ: Спасибо, Михаил Владиславович. Мне кажется, опыт стреляного воробья, что особенно интересно применительно к китайскому опыту, будет полезен для наших слушателей. Надеемся, что наше интернет-сообщество не дойдет до таких виртуозных форм существования. Но, между прочим, в нем тоже есть всякие тенденции, и, если Сергей Васильевич Лукьяненко сочтет нужным и возможным остановиться на таких вопросах, мы будем только рады.

К примеру, про русский «ЖЖ» и блогосферу говорят всякое. Говорят, что в ней господствует повышенный уровень хамства и ненависти. Говорят, что она более политизирована, чем другие блогосферы. Что она более груба и более нетерпима. Но, может быть, изнутри все выглядит несколько иначе? Сергей Васильевич, вам слово.

СЕРГЕЙ ЛУКЬЯНЕНКО: На самом деле русская блогосфера – это крайне интересный феномен, потому что в ней очень сильно влияние зарубежных соотечественников, русских, живущих за рубежом, или просто русскоязычных людей. Скажем так: они составляют очень заметную, очень активную, очень яркую прослойку в блогосфере в целом. Сервис Livejournal действительно стал практически в основном русским. О том, что он был придуман не в России, у нас уже мало кто помнит. То есть он был очень активно адаптирован, переварен русской культурой, существующей в Интернете, и стал уже родным.

Есть, конечно, несколько слоев русскоязычных пользователей и блогов. Я буду говорить в основном на примере Livejournal.

Помимо граждан России активные участники его – граждане ближнего зарубежья, говорящие и общающиеся по-русски. Русский язык для них по-прежнему средство коммуникации. Например, между грузинским и литовским гражданином, разумеется, русский язык служит универсальным посредником, и английский его не вытеснил. Помимо русскоязычных блогеров есть, конечно, небольшая доля иностранцев, которые изучают русский язык и в качестве эксперимента общаются в Интернете, ведут свои журналы на русском. Я знаю таких людей. Есть граждане Японии, есть граждане Западной Европы. И, конечно, есть огромное число соотечественников, уехавших за рубеж.

Наверное, характерно очень сильно именно для России, для русской эмиграции, для русской жизни за рубежом, что контакт с Россией не прерывается. Очень мало среди тех, кто переехал жить в другую страну, людей, кто стал абсолютно равнодушен или практически равнодушен к жизни в России. Большая часть посредством Интернета продолжает вариться в российском соку.

Думаю, можно разделить зарубежных русскоязычных пользователей на две группы. На мой взгляд, первая группа – это те, кто, может быть, ощущает до сих пор какую-то неуверенность от своего поступка и нуждается в каком-то даже самооправдании того, что они живут не в России. Эти люди, как правило, нацелены на негативные новости, постоянно соболезнуют живущим в России, рассказывают про свои удачи. Собственно говоря, это люди, которым требуется в первую очередь доказать самим себе то, что их выбор был правильным. Вторая группа – к счастью, гораздо большая – это люди, которые просто остались активно жить в российской культурной, отчасти даже и политической ментальности. Тот факт, что физически они находятся где-нибудь в Денвере или Гамбурге, в общем-то совершенно на них не влияет. Таких людей много.

Что же касается некой специфической особенности русского Интернета, в частности какого-то повышенного уровня агрессивности, хамства, – это, очевидно, есть. Мне трудно сравнивать, поскольку я не читаю блоги на других языках. Но я полагаю, что русский сектор блогосферы более агрессивный. Я не сомневаюсь в этом. С чем это связано? Интернет и блоги сейчас выполняют своеобразную функцию кухонь в советское время. То есть это место неформального общения, причем место, где общаются как раз на темы значимые, темы социальные, политические, активно спорят обо всем на свете – это может касаться политики, религии, каких-то совершенно обычных бытовых вопросов. Но как любая такая локальная сфера общения, сфера, которая вызывает ложное ощущение интимности и близости у говорящего, она провоцирует повышенный эмоциональный фон.

Интернет, к сожалению, лишен возможности невербальной коммуникации – собеседники не видят лиц друг друга, не видят глаз, и фраза, произнесенная с улыбкой, которая могла бы быть воспринята совершенно нормально в другой ситуации, может вызвать протест, негодование и серьезнейшую ссору. Все, что Интернет может предложить в виде смайликов, в виде тех или иных значков, символов в общем-то. Но это не выручает до конца. Я думаю, эта тенденция постепенно будет уходить, смягчаться по мере того, как станет вырабатываться некая общая структура поведения в Интернете и структура общения в нем, причем вырабатываться она будет с двух сторон. Во-первых, за счет повышения культуры поведения в Интернете, а во-вторых, к сожалению, за счет определенного снижения сакральности грубых фраз, выражений, брани и прочего. Поскольку молодежь, которая пришла в Интернет в последнее время, вошла в Сеть с детства, она этот повышенный фон, грубость, какие-то резкие слова и споры воспринимает совершенно иначе, чем более зрелые люди. Она их воспринимает как своего рода виртуальную игру, которая не имеет отношения к реальной жизни, и разговор на каких-то повышенных эмоциональных тонах для них не является чем-то грубым и оскорбительным. Конечно, идет некое размывание структуры традиционной речи, беседы, но процесс этот, видимо, неизбежен.

В то же время, на мой взгляд, как раз то, что в русском Интернете сложилась такая ситуация – очень активное участие иностранных соотечественников, русскоязычных людей со всего мира, – это процесс, бесспорно, крайне полезный, потому что он действительно позволяет, во-первых, лучше встраиваться в ментальность современного общества – не только российского, но и мирового, – а во-вторых, дает возможность людям, живущим вне России, оставаться более или менее в курсе российской жизни и получать необходимый моральный контакт с родиной. Так что, наверное, в русскоязычном Интернете, в блогосфере все не так плохо, хотя, конечно, назвать все это царством доброты и толерантности было бы преждевременно.

ГЕОРГИЙ БОВТ: Сергей Васильевич, можете ли вы по своим наблюдениям, в ходе общения в Интернете, без того, чтобы человек признался сам заранее, определить: это наш соотечественник, живущий за рубежом, или это гражданин России?

СЕРГЕЙ ЛУКЬЯНЕНКО: В большинстве случаев, наверное, да. В 70–80 процентах случаев человек, живущий за рубежом, угадывается в ходе короткого обмена репликами. Но далеко не всегда. Например, среди моих «френдов» есть люди, живущие во всех краях земли, и когда я слышу рассказ человека про то, как он на заводе случайно засунул палец в станок, ему отрезало полпальца, и самое обидное, что его лечат, и ему целую неделю нельзя будет даже водки выпить, потому что ему колют антибиотики… У меня, конечно, первая мысль, что этот человек живет где-то в России – в Челябинске, например. А оказывается, что он живет в Израиле, что он еврей и что работает на заводе по сборке автоматов «Узи». Вот тебе и Челябинск.

Вопрос из зала: Как вы узнали про «Узи»?

СЕРГЕЙ ЛУКЬЯНЕНКО: Сам рассказал.

ГЕОРГИЙ БОВТ: Спасибо. У нас потом еще будет время для вопросов, и, если кто-то захочет выступить с короткой репликой или мнением, пожалуйста, представляйтесь сначала…

Один из классиков сказал, что газета – это не только коллективный пропагандистский агитатор, но и организатор. И именно Владимир Константинович Мамонтов придумал, мне кажется, чтобы на интернет-сайте «Известий» была введена пятибалльная оценка любой статьи. Так что читатель может либо злобно кликнуть на единицу, либо радостно и восторженно – на пятерку. Также довольно часто читатели пишут свои мнения по этому поводу. Иногда, когда приходится писать в такие места, в авторе борются два чувства: читать ли то, что про тебя написали внизу, или не читать…

ВЛАДИМИР МАМОНТОВ: Вы, Георгий Георгович, читаете?

ГЕОРГИЙ БОВТ: Я поначалу читал и страшно расстраивался. Потом бросил читать и теперь только обращаю внимание на количество комментариев. На этом думаю пока остановиться. Но коварный Владимир Константинович Мамонтов, он же наверняка, став президентом, узурпирует какие-нибудь полномочия и пойдет на еще большее ужесточение для авторов, чтобы окончательно поставить их под пяту читателей. Как сохранить баланс, Владимир Константинович?

ВЛАДИМИР МАМОНТОВ: Спасибо большое нашему уважаемому модератору прежде всего, а также всем, кто организовал этот форум, за приглашение.

Что касается особенностей работы и общения в Интернете с газетой, то здесь, наверное, много зависит от самой газеты, с одной стороны, и от аудитории этой газеты – с другой. Многие газеты могут похвастаться огромной интернет-аудиторией, но интеллектуальное напряжение существует далеко не везде. Иногда это общение достаточно хорошее, приятное… Иногда – не очень…

Я работал в разных газетах и могу сказать, что в «Комсомольской правде», например, общение на форумах и в аудитории – одно, а в «Известиях» – совершенно другое. У нас сформировалась достаточно интересная аудитория, которая читает «Известия»: часть ее читает газету много лет, часть – периодически почитывает. Но в последнее время у нас появилась довольно большая категория новичков, которые заходят на сайт и затем либо преобразуются в постоянных читателей, либо уходят – это тоже очень важный момент. Хочу подчеркнуть, что я ревниво слежу за числом новичков. За «долгожителей» я спокоен. Это люди, которые прочно обосновались на форумах. Они ссорятся и спорят друг с другом или соглашаются, они очень волнуются, они и составляют в основном читателей многоуважаемого нашего модератора – по нескольку страниц заполняют реакцией на его высказывания, нравится ему это или нет…

Если новички остаются, это значит, что почему-то этот ресурс им понравился. Может быть, они на телевидение залезли – посмотрели сюжет. Это тоже очень важный момент.

Второе, что для меня было важно и будет важно: выяснение того, откуда к нам народ ходит. У нас – аудитории в этом зале особенно важно знать – примерно половина заходов на сайт «Известий» – это соотечественники за рубежом. Из самых разных стран. И это очень для нас важно. В немалой степени именно это позволяет газете держать достаточно высокий уровень посещаемости и, следовательно, высокий уровень самого сайта. Это притом, что сайт не модернизировался довольно долго, и мы уже ощущаем, что надо заняться тем, чтобы подтянуть сайт до современного уровня.

Мы очень поддерживаем бурное обсуждение тех или иных статей на нашем сайте. Более того, наиболее яркие высказывания мы вытаскиваем и отправляем в бумажную версию, чтобы читатели бумажной версии «Известий» по возможности знали, как идет дело у нас на сайте. И, по-моему, это очень правильная вещь. Потому что никакого отдела писем, как вы понимаете, в газете уже нет. Никаких писем, кроме электронных, нам фактически никто не шлет, а если их и присылают, то они напечатаны обычно на тоненькой папиросной бумаге, на пишущей машинке. Представьте только, сколько человеку должно быть лет и как он должен выглядеть, чтобы продолжать крутить валик этой пишущей машинки. Это трогательно, такие письма приходят, мы на них отвечаем, но, конечно, это уходящая натура.

Здесь промелькнула мысль, что молодое поколение воспринимает общение в Интернете как некую игру: они остро колют друг друга, ругаются и так далее, для них это такая форма общения и игра одновременно… Знаете, я вам должен сказать, что наши пожилые читатели, «долгожители», тоже, как мне кажется, играют. Мне думается, это такая игра-общение, интеллектуальный турнир, поединок. Но при этом друг друга «не убивают». В какой-то момент срабатывает «стоп», и говорят: «Ну что, сэр. Отойдем чуть в сторону». И так далее. То есть у нас на форумах все происходит очень любопытно. Это чтение весьма забавно. И важно.

Мне кажется, все равно для большинства, где бы кто ни жил, Россия является главным центром притяжения. Танцуют все вокруг России в 90, 95, 99 процентах случаев. Безусловно. Вот чтобы у нас завязалась какая-то мощная дискуссия вокруг события в Соединенных Штатах Америки… Ну, такое было разве что когда Обаму президентом избрали. А так в основном все равно – Россия-матушка, да как тут у вас живут, да все у вас тут не так, или наоборот. Все крутится вокруг. Это очень важный момент.

Простите, я тезисно буду говорить, потому что времени маловато. Связки не буду делать.

Кто еще к нам ходит? Безусловно, очень серьезно стали ходить Украина и Грузия. Люди из этих стран просто не вылезают с сайта, и пятерочки, о которых говорил г-н Бовт, – эти пятерочки влияют на то, что какой-либо материал о Ющенко или Саакашвили держится в рейтинге, благодаря этим вот оценкам, неделю, а то и месяц. Что это для меня означает? Это означает, что люди в форточку-то заглядывают к нам. Чего-то им там не хватает – на Украине. Или в Грузии – в замечательной, демократической Грузии чего-то им такого не хватает, что они лезут на эти имперские ненавистные «Известия». Что они там у нас хотят вычитать – я не знаю. Если еще и сам материал более или менее яркий – готово дело: первое место стабильно. Это очень важный момент. То есть мы выполняем функцию альтернативного источника информации. Заглянули к нам, посмотрели: ага, вот что в Москве, вот что там.

Готовясь к этому выступлению – а я готовился, честное слово, – я перечитал кое-что, заглянул на разные сайты по соотечественникам… Что я для себя понял? Происходит примерно то же самое, что в «Известиях». Постоянно идет тема: «Русский мир – это единомышленники или нет?» Я прочитал один доклад в процессе подготовки к Ассамблее – к сожалению, автора сейчас запамятовал, который говорит: вообще-то в Русском мире столько вражды и ненависти, есть люди, которые отрицательно относятся к понятию «Русский мир», очень сильно критикуют Россию. Что же с ними делать? Видимо, нам надо какую-нибудь специальную карту выделить: вот ты доброжелательный соотечественник – сюда ходи, вот ты недоброжелательный соотечественник – сюда не ходи. Мне кажется, даже по опыту – маленькому и весьма не универсальному опыту «Известий» – даже жестковатые и противоположные мнения все равно внутри имеют некоторое общее единство, и вот это единство-то очень дорого. Все равно эти хождения к людям, которые тебе не совсем близки, но все равно интересны, – вот это очень серьезная основа, и ее надо сохранить.

Когда нас с моим коллегой Максимом Шевченко не пустили в Грузию – мы поехали в Грузию с чистым сердцем, нас завернули в аэропорту, и мы уехали, – там нас ждало примерно пятьдесят человек – журналисты и др. Все эти люди к нам относились по-разному: кто-то симпатизировал, кто-то жестко оппонировал, кто-то вообще считал, что мы враги. И вот один из тех, кто нас ждал, сказал после этой некрасивой истории: знаете, вот к нам ехали люди – это наши враги, безусловно, но зачем их не пустили? Надо было их пустить и выслушать. Даже врагов надо выслушивать. Вот в этом смысле, мне кажется, основа для общения в такой среде, как Интернет, очень важна. Важно не терять эту общность: общность интереса, общность спора, общность дискуссии. Как только мы это попробовали заменить и сильно отмодерировать у себя – а у нас были попытки отмодерировать на сайте некоторые вещи… Так вот, как только мы начинаем модерировать общение, мы теряем важнейшее существо, смысл нового медиа.

ГЕОРГИЙ БОВТ: Владимир Константинович, а вот будучи не менее стреляным воробьем, чем наш гость из Шанхая, вы можете предвосхитить результат успешности той или иной заметки? Ведь, может быть, есть секрет «хитуемости» – извините за это выражение?

ВЛАДИМИР МАМОНТОВ: Секрет «хитуемости»? Ну, во-первых, имя. Это очень серьезная вещь. Хотите хитовую заметку, чтобы заняла первое место на любом сайте – в «Известиях», где хотите, в «Комсомольской правде», – напишите что-нибудь про Аллу Пугачеву. Вот вам секрет «хитовости». Следующих по «хитовости» персонажей вы и сами легко можете представить. Но если их отбросить, то популярность наших заметок строится в острой «заточке» текстов, ну, и иногда в тематике, связанной, к примеру, с той же Грузией или Украиной. В общем, вы знаете эти простые вещи.

Я вам приведу простой пример. У нас была заметка – не бог весть о чем и не бог весть какая, – которая долго держалась на первых позициях в месячном рейтинге. Она называлась: «Проверьте, не прописан ли в вашей квартире китаец». Дело в том, что когда выселяли «Черкизон», некоторые наши чиновники, которым надо было куда-то этих китайцев пристроить, не говоря ни слова нашим товарищам, которые спокойно живут в своих квартирах, тихо попрописывали в эти самые квартиры дополнительных жильцов-китайцев. А когда принесли жировки, то некоторые особо бдительные товарищи задались вопросом: «А это что, собственно, за «плюс один»? Кто это такой? Стали докапываться до истины и выяснили, что это – китайцы. Вот вам хит сезона.

ГЕОРГИЙ БОВТ: Спасибо. Я проверю сегодня, кто у меня в квартире прописан.

У меня одна знакомая, отчитывая своего сына-подростка, сказала: «Если ты мне еще раз напишешь эсэмэску без запятых, то я тебя…» Муж у нее банкир, умнейший, образованнейший человек, знает не только русский язык в совершенстве, но и китайский. Более того, он еще активный блогер, его блог очень популярен и посвящен путешествиям и фотографиям. Он там, как сейчас часто говорят, «отрывается». Я, честно говоря, там половину слов не понимаю, часто просто по интонации чувствую, что он имеет в виду. Но есть в России человек, который понимает про этот странный язык лучше всех. Максим Анисимович Кронгауз.

МАКСИМ КРОНГАУЗ: Спасибо. Я хочу поблагодарить организаторов и аудиторию за то, что все это их заинтересовало, но хочу сразу сказать, что я понимаю, что ничего не понимаю, – в этом, как известно, сила философа.

Но я сегодня хочу говорить не о языке Интернета, а о коммуникации в Интернете. В частности, о конфликтных коммуникациях, о чем уже сегодня заходила речь.

Еще лет пять назад – наверное, сейчас это трудно себе представить, – публичный разговор об Интернете в научном сообществе, в немолодой аудитории, сводился к тому, является ли Интернет злом, исчадием ада и пр. И любая попытка говорить о коммуникации, попытка обсуждать какие-то профессиональные вопросы сводилась к тому, что это – ужасно. Сейчас вроде бы про это уже не принято говорить, хотя прошло совсем немного времени. И стало очевидно, что Интернет – благо, причем благо для огромного числа людей. Потому что выводит людей из коммуникативного одиночества, хотя уже и появилась такая метафора – «Одиночество в Сети». Тем не менее Интернет спасает от одиночества, дает коммуникацию и действительно для многих людей является бесспорным благом.

Но стало также очевидно, что Интернет порождает огромное количество проблем – юридических, этических и коммуникативных. В частности, конфликтность. Я бы даже сказал, более сильно: скандал в Интернете. Это такая замечательная тема. Скандалы обрастают всегда огромным количеством комментариев, иногда продолжаются вне Интернета.

Я начну с нескольких, так сказать, забавных примеров. Почему «так сказать»? Потому что для участников этих конфликтов, скандалов они, конечно, не были забавными. Они были печальными, острыми, трагическими в разной степени. Но такие любопытные примеры показывают разные стороны нашей жизни и нашей интернет-жизни, в основе которой, как мне кажется, лежит одна проблема. И вот на этой проблеме я сегодня сосредоточусь.

Первый скандал, который произошел совсем недавно, в августе, имел определенный резонанс. Некий малоизвестный блогер, известный только своей креативностью, автор проектов под названием «Машина счастья», координатор движения «Воины креатива» – видно, просто, что креативный человек, – в своем блоге совершил креативный поступок. Он объявил в своем блоге, что подает в суд на другого очень известного блогера, входящего в тройку самых популярных, – tema. Это, как известно, Артемий Лебедев. Я могу назвать его имя, не разрушая приватной зоны, настолько он известен. Его популярность в блогосфере зашкаливает, а сила его слова настолько велика, что, когда в 2008 году он оставил в блоге запись «Ыыы», повторенную 11 раз, ее прокомментировали 680 раз! 11 раз повторенная буква Ы… Тем не менее шквал комментариев, который не снился никому.

Так вот, этот малоизвестный блогер по имени Михаил Ковалев – он и не скрывал свое имя – опубликовал в своем блоге следующий текст: он заявил, что подает в суд на Артемия Лебедева. И здесь мы сталкиваемся с важным моментом: изначально интернет-коммуникация и просто нормальная жизнь шли как бы параллельно, в последнее время они все чаще и чаще начинают сходиться, потом опять расходятся. Но вот сходятся они в разных конфликтных точках – в судах, например, и еще в каких-то ситуациях. Некоторые, скажем, интернет-конфликты заканчиваются, извините, мордобитием. Иногда реальные конфликты продолжаются в Интернете и т.д.

Так вот, этот блогер написал следующее. Я процитирую важный кусочек: «Лебедев знает, что его блог читает ежедневно до 150 тысяч пользователей» – оставим эту огромную цифру на совести автора. Цитирую дальше: «Это сравнимо и даже превосходит аудиторию ведущих российских СМИ. Лебедев является почти кумиром для десятков тысяч российских молодых людей, а значит, является кумиром для подражания. Использование им ненормативной лексики публично наносит непоправимый вред психоэмоциональному состоянию целого поколения творческих молодых людей, считающих это стандартным поведением успешного человека».

Это заявление вызвало шквал комментариев. Естественно, популярность блога г-на Ковалева поднялась. Прочту еще один комментарий, который был первым. Некая Тумбочка (это «ник» такой, как вы понимаете) проявилась таким образом: «Наконец-то! Читаю Лебедева только с месяц где-то, но уже реально достал. И ваще, всем, кто решится подумать, будто это такой ход саморекламы, – подать на Лебедева в суд – всего доброго. Доброго здоровья, счастья в личной жизни, но…» – ну, и дальше некое возмущение таким же русским языком.

Сам Артемий Лебедев в дискуссию не вступил в блоге, автор которого решил подать на него в суд, но в своем блоге ответил. Я не могу процитировать этот ответ, он состоял из одних звездочек, когда вышел в топ «Яндекса», где его проиндексировали. Там вроде бы автомат заменяет матерные слова звездочками. Но мне важна одна фраза, которую я все-таки процитирую. Фраза чрезвычайно важная и вполне цитируемая: «То есть хочет, чтобы я в своем приватном, личном, частном, укромном дневничке писал не то, что я хочу писать…»

Я сейчас говорю не о том, хорошо или плохо ругаться матом, – это тема вечная, которая преследует, по крайней мере, меня на протяжении последних десяти лет. Я говорю о другом: рассматривать ли блог Артемия Лебедева как частный приватный дневничок или как мощнейшее СМИ, которое ежедневно читают 150 тысяч – поверим блогеру Ковалеву – читателей?

Еще совсем коротко несколько историй. Просто короткие сюжеты. Про другое, а на самом деле про то же самое. Несколько лет назад девушка-студентка в своем дневнике резко выражается о своем декане. Нелицеприятно и нецензурно. Дневник публичный – читать его может каждый. Декан читает эту запись и отчисляет студентку из института. Другой случай: жена, молодая женщина, ведет блог, в котором рассказывает о своих интимных связях. Его читают несколько подруг. Муж узнает о существовании журнала – не знаю, каким образом. Не важно. Прочел. Естественно, был скандал, который публично обсуждался в Интернете. Не знаю, чем кончилось, – это не важно. Важно, что был публичный скандал.

Другие истории – более или менее известные. Кто-то в своем блоге пишет о милиции, а кто иногда, время от времени, не говорит плохо о нашей милиции? На блогера подают в суд за оскорбление социальной группы.

Школьники обсуждают свою школу. Обсуждают неприятно. Учителя читают. Это известная московская школа. Скандал. В школе это обсуждается, вывешивается на доске объявлений и так далее.

Что лежит в основе этих скандалов? Я в данном случае не обсуждаю этику. Представьте себе, что жена ведет просто бумажный дневник и записывает в нем просто свои переживания, свои измены, что угодно. Прячет это, муж выслеживает, читает. Понятно, он – негодяй, потому что нарушил приватное пространство жены. Он, конечно, прав, многие поступили бы так же. Прав эмоционально. Но все-таки он совершил нехороший поступок. А в данном случае кто совершил нехороший поступок? Оказывается, мы сегодня не знаем, где в Интернете – именно в Интернете, а не в нашей жизни – пролегает граница между интимностью и публичностью. Интимное, по сути, высказывание становится публичным, потому что доступ к нему имеют все. Здесь, конечно, есть разница между дневником успешного блогера с сотнями тысяч читателей и интимным блогом, у которого два-три читателя, но ведь мы же понимаем, что есть известный парадокс кучи: когда к одной песчинке добавить еще одну песчинку, кучи не станет, если мы к не-куче добавим еще одну песчинку, она не превратится в кучу. Каким же образом из песчинок возникает куча? Какое число читателей делает текст публичным? И, вообще говоря, важно ли, что у текста 100 тысяч читателей, или не важно, ведь он лежит в открытом доступе? Ну конечно, есть подзамочные записи и прочее, но это специальные усилия. А если все это лежит в открытом доступе?

Мы столкнулись с тем, что, интимно обсуждая подробности своей личной жизни, мы иногда задеваем чувства наших знакомых или незнакомых, иногда нарушаем законы, потому что выражаем недовольства в какой-то форме, неприемлемой в публичном общении.

Ну, к примеру, ситуация с деканом. Я тоже директор института, но я прекрасно понимаю, что, если я иду мимо курилки и слышу – к счастью, со мной такого не было, – что обо мне кто-то говорит что-то такое неприятное, я все-таки не остановлюсь и не буду выяснять отношения, если два студента обсуждают меня в каких-то не очень приятных для меня терминах. Но если в аудитории встанет студент и оскорбит меня лично, я должен буду реагировать – не обязательно как директор, но как человек.

Так вот, замечательный факт состоит в том, что мы не знаем, как реагировать на это, потому что если это частное высказывание – приватное, интимное, – то на него реагировать, вообще говоря, не надо: ты сам себя выставляешь смешным. Если это высказывание публичное, то на него надо реагировать – подавать в суд, вызывать на дуэль, бить физиономию, разводиться и т.д. Но у нас нет правил. И вот здесь я хочу сказать, что, действительно, мы можем говорить о правилах юридических, и Интернет входит в общую юрисдикцию; о правилах этических, но прежде всего о правилах коммуникативных, потому что прежде, чем подавать в суд, прежде, чем вырабатывать внутри себя некую этическую реакцию, мы должны понять: замечать это или не замечать? То есть является ли это предметом общей коммуникации, должен ли я участвовать в этой коммуникации? И вот ничего этого мы сейчас не знаем. Более того, законы могут формулироваться только после того, как сформулированы этические и коммуникативные правила. Закон ведь просто фиксирует норму, а нормы пока нет, нет правил, нам не на что опираться, и в этом смысле любое вмешательство власти в Интернет сегодня вызывает у блогеров резкую ответную неприязненную реакцию. И это совершенно понятно: блогеры сначала хотят отрегулироваться внутри.

Более того, это происходит реально, потому что уже говорилось, что Интернет смягчается, в том числе потому, что внутри Интернета вырабатываются определенные правила. Не внутри всего, наверное. Речь даже идет о таких понятиях, как «сетикет» – сетевой этикет. Определяются сообщества, но так и мир устроен: внутри него существуют разные сообщества – государственные, национальные, какие-то еще. Так вот, Интернет довольно активно и за короткий временной отрезок – пять-десять лет – очень сильно саморегулировался. Тем не менее осталось много проблем. И они должны существовать. Здесь не надо ругать кого-то и говорить, что виновато то же государство, сообщество, грубо говоря. Нет. Просто это общество находится на стадии становления. И мне кажется, прежде, чем издавать законы, прежде, чем формулировать правила, надо понять больные точки. Для меня больные точки – это коммуникации. Одна из них, которую я пытался продемонстрировать на, так сказать, забавных примерах, – это публичная интимность. Понятие новое. Раньше мы сталкивались с ней, скорее, в искусстве. Но, безусловно, интернет-сообщество отрегулирует эту больную точку. Спасибо.

ГЕОРГИЙ БОВТ: Спасибо большое, Максим Анисимович. Мне кажется, то, что мы сейчас услышали от господина Кронгауза, еще раз заставляет задуматься над тем, может быть, не очень далеким будущим, когда интернет-сообщества и нравственные и поведенческие нормы в Интернете сформулируются и сформируются. После чего выйдут «в реал», как говорят интернетчики, и встретятся с институтами реального общества, государства, политическими институтами. Вот это будет очень интересно, потому что это будет взаимодействие принципиально нового типа человека, который сейчас растет где-то в Интернете, и тех структур, которые этому человеку пока еще не соответствуют. И тогда, в результате синтеза и, может быть, в результате отрицания чего-то одного, мы увидим какое-то новое качество, но это будет, наверное, уже темой нашего следующего круглого стола.

У нас еще осталось время. Мы можем обменяться мнениями. Если кто-то хочет, может задать вопросы нашим гостям.

АЛЕКСАНДР ЕВДОКИМОВ: Александр Евдокимов. Старший научный сотрудник Института мировой литературы, но по совместительству, так сказать, во второй ипостаси, я ответственный редактор достаточно известного компьютерного журнала Hard & Soft. То есть это тоже площадка для интерактивного общения, мы готовы к сотрудничеству.

Я хотел внести редакторскую правку. Здесь выступали уважаемые авторы, блогеры, не обижайтесь. Я же редактор именно профильного журнала, поэтому некоторые вопросы, которые здесь поднимались, воспринимаю болезненно.

В частности, с учетом специфики нашей конференции и Русского мира вообще – это вопрос о языке. Дело в том, что очень интересные вещи происходят. Даже не в смысле «олбанского», а самого обычного. Совершенно разный язык у разных изданий. Дело в том, что одни и те же понятия, представьте себе, пишутся совершенно по-разному.

Большая пресса пишет (в классическом случае) «Интернет» с маленькой буквы. Все компьютерные журналы – с большой. Мы говорим на разных русских языках, и я считаю, что это достаточно серьезная проблема, хотя она не лежит на поверхности. Но она существует, так сказать, в редакторской среде.

Мы говорили о социальных сетях. Вот как раз социальной сети «Русского мира» не хватает. Профессионально она существует, может быть, даже политически, а вот духовно объединяться, как они объединяются здесь, на Ассамблее, пока не хотят, но, может быть, я ошибаюсь. Между тем применительно к «Русскому миру» это был бы идеальный вариант.

Ну а так – мы готовы к сотрудничеству, и я считаю, что это полезно и журналу, и многим интернет-проектам русских соотечественников, и не только.

СЕРЖИО ПАЛАМАРЧУК: Я председатель Координационного совета соотечественников Латинской Америки. У меня вопрос: есть ли смысл использовать для нашей социальной сети Twitter? Как вы на это смотрите?

СЕРГЕЙ ЛУКЬЯНЕНКО: Давайте я попробую ответить. Я знаю немножко про Twitter. В России, среди русскоязычных пользователей он не получит такой популярности, как традиционные блоги. Я не знаю, в чем здесь проблема. Видимо, в том ограничении на объем, которое там существует. Это удобно для людей, которые используют блоги как средства короткой информационной коммуникации. Но дело в том, что русскоязычные блоги – это в большей степени средство поговорить. Поговорить пространно, пообщаться о жизни, поспорить. Структура Twitter располагает к этому меньше, и поэтому его аудитория в России, русскоязычная аудитория, гораздо меньше.

МАКСИМ КРОНГАУЗ: Я думаю, мы сейчас не можем предвидеть развитие социальных сетей, потому что на протяжении последних двух лет мы видим, как меняется мода на социальные сети. Если три года назад начался всплеск моды на «Одноклассников», потом стало ясно, что «ВКонтакте» уже побеждают «Одноклассников», в блогах сохранилось много пишущих людей, но, скажем, Livejournal уже проигрывает по числу зарегистрированных пользователей более гламурному, более попсовому – не знаю, как сказать, – более молодому Liventernet. Недавно наблюдался в мире всплеск популярности Twitter, многие завели там дневники, пишутся короткие записи, но последние статистические исследования показывают небольшой отток. Сейчас, например, вспыхнула мода на Facebook, который в Россию пришел позже. Поэтому я боюсь, мы не можем сейчас говорить о том, что будет самым популярным. Но это даже и не важно. Потому что на самом деле происходит расслоение аудитории по разным подходящим сервисам. Ну, понятно, что писатели, журналисты, интеллектуалы, скорее, тяготеют к Livejournal, к «Живому журналу», к длинному высказыванию, но молодые люди, скорее, хотят коротко, быстро обменяться мнениями – отсюда популярность «ВКонтакте», Facebook и Twitter.

Поэтому я думаю, что это нормальное расслоение аудитории по подходящим для данной категории людей сервисам.

Реплика из зала: Господа, есть ли здесь кто-то, кто представляет сайт фонда «Русский мир»? Кто-то может прокомментировать жизнь сайта «Русский мир», где есть какой-то аналог некой сети Русского мира? Почему он так, мягко говоря, скуден?

ДМИТРИЙ ПЕРЕЛЫГИН: Я, как руководитель группы информационного обеспечения фонда «Русский мир», могу коротко ответить, поскольку руковожу интернет-порталом фонда. Фактически мы только начали, мы в начале пути. Того времени, которое мы существуем, не могло хватить для того, чтобы сделать этот ресурс «богатым». На все нужно время. До нас, насколько я представляю ситуацию, никто ничего подобного не делал. Сделать попытку соединить Русский мир в рамках одного ресурса, предоставить людям и возможность получения информации, и возможность передачи информации, и пользования ею – по-моему, такого не было. Мы экспериментируем. Будем надеяться, что с вашей помощью в том числе будет получаться лучше.

ГЕОРГИЙ БОВТ: Мне тоже кажется, что пока было мало времени у портала. Раньше мы задумывались, например, а должен ли вообще быть форум на портале или нет? Почему? Еще недавно русские, которые встречались друг с другом за границей, старались не здороваться. Многие русскоязычные организации соотечественников не могут найти общего языка. Ругаются по мелочным, вздорным поводам. И именно соображения подобного рода вертелись у нас в головах. Очень много ячества. «Я, я, я… Я по стране главный, а с другим вы не общайтесь!» – это тоже есть. Именно из-за этого думалось: а нужен ли форум на портале? Я был за то, чтобы он был. А были люди, которые выступали за то, чтобы его не было. Ну и что, что пока он корявый? Но пусть он будет, пусть он растет. Вот так вот.

Реплика из зала: А как вы относитесь к инспирированию разогрева форума? К вбрасыванию тем, которые являются актуальными? Почему фонд не развивает портал как реальную площадку для общения соотечественников?

ГЕОРГИЙ БОВТ: Вы совершенно правильно ставите вопросы. На это я отвечу историей. В конце 70-х годов, когда я учился на историческом факультете МГУ, у нас был преподаватель истории КПСС – очень умный, очень образованный человек, он знал больше, чем мог рассказать, и это было видно по выражению его лица, а мы все время ему задавали какие-то каверзные вопросы, за которые его как минимум могли уволить. Так вот, он отворачивался, смотрел в окошко и на такие вопросы отвечал всегда одним и тем же: «Вы знаете, очень много узких мест». В данном случае я вам тоже могу ответить: к сожалению, денег недостаточное количество, чего скрывать. Ресурсов недостаточное количество. Среднестатистическая квалификация российских журналистов и прочих кадров, что греха таить, плоха. Ну и так далее. Спасибо за замечания, постараемся учесть.

МИХАИЛ ДРОЗДОВ: Я хотел бы добавить. В Интернете есть свои сложившиеся площадки, куда люди ходят и обсуждают проблемы, и поэтому не стоит искусственно создавать на том же сайте «Русский мир» форум… Сайт, кстати, я хотел бы похвалить. На мой взгляд, из тех сайтов, которые были заявлены, – делался сайт «Русский век», делались еще какие-то сайты, заточенные под соотечественников, – сайт «Русский мир» самый лучший. И здесь самое важное, чтобы с сайта «Русский мир» были линки на популярные площадки, и в частности на такую площадку, как наша – форум «Восточное полушарие». Да там, по-моему, она и есть. То есть главное – чтобы человек, который придет на сайт «Русский мир», если уж он желает пообщаться, поспорить, поднять какие-то темы, мог бы одним нажатием кнопки перейти на такую площадку, где он может это сделать.

Рубрика:
Тема:
Метки:

Также по теме

Новые публикации

18 марта 2019 года мы отмечаем 5-летие воссоединения Крыма с Россией. Именно в этот день в 2014 году Крым и город Севастополь официально вошли в состав Российской Федерации. Об этих событиях во время видеомоста «Крым вернулся домой», связавшего Москву и Симферополь, вспомнили непосредственные участники тех событий.
По инициативе совета Ассоциации российских соотечественников клуба «ЖАРКИЙ» и при поддержке Министерства просвещения Туниса 16 марта 2019 года в лицее города Матера области Бизерта пройдёт День русского языка и культуры. По приблизительным подсчётам около 20 тыс. жителей страны владеют русским языком, сейчас его изучают порядка 1000 учеников в 20 лицеях Туниса.
Каково будущее русского языка в Центральной Азии? Пока этот вопрос открытый и перспективы скорее неясны. Как утверждает перепись населения 1989 года, 80 процентов жителей Советского Союза говорили по-русски. В 2019 году всё кардинально изменилось. Во всей Центральной Азии (кроме Казахстана) на русском не говорит более половины жителей.
В России проходит Год театра, а это значит, что поклонников этого искусства ждёт немало премьер. О том, как живёт сегодня провинциальный театр и почему он по-прежнему необходим зрителю, несмотря на большой выбор других возможностей досуга, рассуждает театровед, автор книги «Два века русской провинциальной сцены», руководитель театра поэзии Credo в Пятигорске Николай Прокопец.
Татьяна Юрьевна Лескова – правнучка Николая Семёновича Лескова, единственный прямой потомок великого русского писателя. Уроженка Парижа, она уже более 70 лет живёт в Рио-де-Жанейро. Выдающаяся балерина и хореограф, Татьяна Лескова стояла у истоков южноамериканского балета, а на страницах её мемуаров встречаются имена Баланчина, Мясина, Фокина, Бароновой, Лепешинской и других выдающихся деятелей мирового балета.
Верховная рада Украины начала рассмотрение во втором чтении скандального законопроекта «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного». Его инициаторы считают главной задачей развитие украинского языка как «самобытного языка титульной нации», чтобы укрепить национальное самосознание украинцев и сохранить национальную культуру, традиции, обычаи, историческую память украинской нации. Внешне звучит красиво, а что за фасадом?
В актовом зале Домовой церкви святой мученицы Татианы при Московском университете открылась выставка «Апостол Японии» – к 50-летию прославления в лике святых равноапостольного Николая Японского. О том, почему нам сегодняшним важно знать о его судьбе и какие заветы оставил подвижник, рассказывает историк-исследователь Николай Садовский, который более 20 лет посвятил возвращению памяти о великом русском миссионере.
В этом году исполняется 65 лет с момента вступления России в ЮНЕСКО. Глава ЮНЕСКО Одре Азуле накануне официального визита в Россию рассказала о приоритетах деятельности и будущем этой крупнейшей международной организации.