RUS
EN

Лето в Фиолетово

 

Лето в Фиолетово

Алла БЕРЕЗОВСКАЯ

Почти два века назад на севере Армении нашли себе прибежище русские крестьяне-молокане, сосланные в Закавказье из Тамбовской губернии за религиозные убеждения.

Фото: ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ

Здесь, в горах между Дилижаном и Ванадзором, в 1840 году 195 мужчин и 194 женщины основали село Никитино, названное по фамилии чиновника, указавшего им место для проживания. Когда-то здесь располагался военный блокпост. При советской власти в конце 30-х годов Никитино было переименовано в село Фиолетово в честь одного из 26 расстрелянных бакинских комиссаров – Ивана Фиолетова. Во время коллективизации состоятельные крестьянские общины молокан подверглись раскулачиванию, но обиды на власть не затаили. И когда началась Великая Отечественная война, мужчины пошли служить в советскую армию, многие из них сложили головы на поле боя.

После распада СССР молокане из республик Южного Кавказа массово мигрировали в Россию, Австралию и Америку. Сейчас в Армении их осталось не более 5 тысяч, хотя в 80-е годы здесь насчитывалось около 50 тысяч молокан. Они живут в Ереване, Ванадзоре (бывший Кировакан), Дилижане, Раздане, Севане, а также в селе Фиолетово в Лорийской области. Сейчас это практически единственное русское село в Армении, в котором проживает 1520 жителей (385 хозяйств). Фиолетовцы остались верны своей вере, себя называют духовными христианами. Молокане отвергают иконы, не носят кресты, не признают священников и церковных обрядов и не строят церкви. Они совершают моления в обычных домах, состоят в общинах (собраниях), которыми руководят выборные пресвитеры. Живут замкнутой общиной, не вступают в смешанные браки, не смотрят телевизор, у них запрещены разводы, аборты, алкоголь и курение. Женатые мужчины носят длинные бороды, женщины покрывают головы платком и не носят брюки. Дети учатся в русских школах, но в вузы поступают единицы. Местные жители заняты крестьянским трудом, на приусадебных участках работают даже маленькие дети, помогая взрослым при посадке картошки, капусты, моркови и других овощей, разведением которых славятся молокане в Армении. Во все времена молоканская квашеная капуста считалась самой лучшей в округе, а картошка – самой вкусной.

Когда я собиралась в Армению, друзья посоветовали мне поехать в Фиолетово. Во-первых, отведать знаменитой молоканской капустки и поесть картошечки, во-вторых, побывать в не тронутой цивилизацией русской глубинке. Правда, терзали сомнения: согласятся ли молокане принять журналиста? Все сомнения развеял в телефонном разговоре глава сельской администрации Фиолетово Алексей Ильич Новиков: «Приезжайте – встретим, все покажем и расскажем!»

Совсем другая Армения


Дорога на машине заняла полтора часа. Скучать не пришлось: буквально с каждым километром местность разительно менялась. Сначала это были зеленые холмы, покрытые мелким кустарником, красными маками, желтыми лилиями, ромашками и васильками. Ближе к Севану едешь фактически по равнине, любуясь знаменитым озером, вытянувшимся почти на 70 километров. Вдоль дороги через каждые 300–500 метров стоят молодые парни с раскинутыми в разные стороны руками – так они показывают размер рыбы, которую предлагают купить автомобилистам.

По Центральной улице русского села / Фото: ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ

Приближаемся к Дилижану. Симпатичные домики, разбросанные на зеленых холмах, утопающие в густой зелени, изумрудные леса с зарослями бука, орешника, вяза, клена и липы. Это уже совсем другая Армения, как сказали наши ереванские друзья, когда мы выехали на трассу через недавно отстроенный двухкилометровый Дилижанский тоннель. Стало заметно прохладнее, небо затянуло тучами. Север республики, Лорийская область. Не доезжая 20 километров до Ванадзора, резко сворачиваем вправо и вместо асфальтированного шоссе попадаем на разъезженную дорогу, всю в ухабах и ямах. Ужель та самая Россия? Точно – село Фиолетово, каким оно было, вероятно, сто лет назад и каким, похоже, осталось и в наши дни.

…Выехавший нам навстречу старенький трактор передвигался с оглушительным треском. Но поражает, конечно, не это – нынешние армянские села тоже выглядят не слишком презентабельно. Однако, попав в Фиолетово, и впрямь оказываешься в ином мире и ином времени: на фоне Кавказских гор как-то чудно смотрятся березовые рощицы, покосившиеся деревянные избушки вперемешку с каменными двухэтажными домами, фруктовые сады, огороды, русские палисадники. У забора сидят длиннобородые мужики в кургузых пиджаках, повсюду бегают русоволосые светлоглазые ребятишки, курносые и конопатые – непривычные для кавказских широт. По дороге важно вышагивают петухи и куры… Идем и мы в правление по главной улице села – Центральной, помимо нее есть еще одна – Погребальная, в сторону кладбища, но нам туда не надо.

О дойных коровах и чиновниках

Сельская администрация находится в двухэтажном здании, рядом – развалины бывшего клуба, оставшегося после землетрясения без окон и дверей. В правлении нас встречает приветливая женщина в платочке – заместитель старосты Евдокия Суковицына. «Можно просто Дуся!» – улыбается она. Оказалось, глава администрации уехал по срочному делу к марспету (по-армянски – губернатор области). Напротив Евдокии за столом сидит симпатичный темноволосый мужчина совсем не «молоканской» внешности, он о чем-то оживленно говорит по телефону: «Наш секретарь Арарат Абрамян, он из соседней деревни, но у нас работает, – представляет помощника Дуся и смущенно добавляет: – Мы, конечно, знаем армянский язык, учили, но говорить не очень можем. Арарат у нас ведет все делопроизводство, его отец тоже когда-то с нами работал».

Правая рука сельского старосты Евдокия Суковицына – коренная фиолетовка / Фото: ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ

Евдокия Суковицына рассказывает, что в Фиолетово число жителей практически не меняется на протяжении многих лет. Уехавший по делам к губернатору Лорийской области Алексей Ильич Новиков уже пятнадцать лет является старостой Фиолетово, хотя должность эта выборная, но каждые четыре года народ вновь и вновь назначает его своим головой. Что входит в обязанности старосты? «Да на нем вообще все, – уверяет Дуся, – как раньше председатель колхоза, так у нас сейчас староста. Еще есть совет старейшин, с которым согласовываются все основные решения, в том числе кому из селян нужно оказать материальную помощь из средств общины». На вопрос об отношениях с местными властями Евдокия ответила с присущей фиолетовцам искренностью: «Если честно, отношения с армянскими властями даже лучше, чем с российскими. По крайней мере, от них нам не приходилось слышать ничего обидного. Не то что от своих, русских…»

Евдокия умолкает и пару секунд с грустью смотрит в окно. Да, я еще до поездки читала в одной из публикаций, как однажды представитель российского посольства, заехавший на часок в Фиолетово, в ответ на просьбу о помощи ответил в том духе, что Россия, мол, это не дойная корова… Обиделись молокане? «Не то слово! – в сердцах махнула рукой собеседница. – Вы же сами видите, как живем – клуба нет, дороги ужасные, весной только на тракторе можно проехать. А сколько домов в землю вросло, видели? В них еще наши деды жили – да-да, те самые, с Тамбовщины, так что все мы тут самые настоящие тамбовские волки! И что ж теперь – отстреливать нас?» Это Дуся вспомнила слова бывшего российского консула. Почему-то ему очень не понравились бороды у местных мужчин. О чем он тут же заявил во всеуслышание: «Ненавижу этих бородачей! Была бы моя воля, выдернул бы своей рукой!..» Евдокия в ответ предложила чиновнику не церемониться, а сразу отрубать головы вместе с бородами. Не так давно была у них тут очередная московская делегация, походили по селу, посмотрели, и в итоге одна дама воскликнула: «Да вы тут живете даже лучше, чем мы, – у вас газ есть! А у меня на даче в Подмосковье газа нет, да и воду горячую постоянно отключают!»

Как бы там ни было, только с тех пор фиолетовцы без крайней надобности стараются никого ни о чем не просить. Но добрые люди находятся. Так, железнодорожники школу в селе отремонтировали, а одна частная компания оборудовала компьютерный класс. Какие компьютеры? – удивляемся мы, если молокане даже телевизор не смотрят? «А век-то какой на дворе? Что делать! – спокойно возражает Дуся. – На уроках нашим детям теперь информатику преподают, как в обычной школе. Дети учатся по российским учебникам, вот за это посольству спасибо – помогли. Так что не все так плохо, они и направление дают нашим выпускникам для поступления в вузы, вот в Российско-Армянском (Славянском) университете учатся наши ребята. В этом плане жизнь сейчас немного налаживается». Евдокия уверяет, что у старшего поколения технический прогресс не вызывает неодобрения. Главное для стариков – чтобы их потомки соблюдали основные христианские заповеди. Такой вот парадокс: мобильные телефоны и даже компьютеры у многих селян уже есть, а вот телевизоры молокане в домах практически не держат. Почему? «В субботу вечером и в воскресенье утром все мы должны идти на молитву в молельный дом, – терпеливо поясняет Евдокия. – А если в это время по телевизору начинается хорошая передача или фильм, то на молитву люди могут не пойти или пойдут с досадой. Это плохо!»

Пятое поколение молокан на Кавказе / Фото: ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ

В местной школе учится более 200 человек, преподаватели приезжают на автобусе из соседнего Ванадзора. До недавнего времени из-за низкой зарплаты учителей не хватало, и селянам самим приходилось доплачивать за каждого ребенка по 1000 драм (около 3 долларов). Учитывая, что у молокан, как правило, по пять-шесть детей, для многих это была серьезная сумма. Сейчас зарплату в школе подняли, а также организовали для пятилеток подготовительный класс. Но самый больной вопрос для фиолетовцев – практически полное отсутствие работы. Раньше селяне работали на швейном производстве и на химкомбинате, но эти предприятия давно закрылись. Увы, уходит в историю и производство знаменитой молоканской квашеной капусты: в Фиолетово осталось не более 10 семей, где еще делают капусту на продажу, остальные давно выращивают овощи только для себя. С закрытием границ стал невозможным сбыт продукции в Россию, а в Армении ее тоннами не продашь. Последние годы большую часть урожая приходилось просто выбрасывать. Все лето молокане с утра до вечера заняты на огородах, включая маленьких детей, которые бросают рассаду в подготовленные лунки. «Эх, видели бы вы, какие у нас большие картофелины уродились в прошлом году! – сокрушается Евдокия. – А картошка у нас вкусная, нигде такой нет! И пришлось ее почти всю скоту скормить! Почему? Смысла не было продавать – килограмм картофеля стоил 50 драм, а комбикорм самый дешевый – 3 тысячи драм. Так выгоднее было скотину каждый день картошкой кормить, чем на стороне закупать корм. Капусту сажали-сажали все лето, заквасили, а продать не смогли – выбросили! Наш товар совсем не ценят. Хорошо, сейчас хоть молоко пошло, а то раньше закупочная цена на него была в два раза меньше, чем на питьевую воду».

Фиолетовские коровы отличаются прекрасной спортивной формой, все они – заядлые «альпинистки», ведь им, чтобы найти себе пищу, приходится каждый день ходить по высокогорной (2 тысячи метров над уровнем моря!) местности! Коров здесь необходимо подковывать у кузнецов. Зато какое вкусное и душистое молоко они дают! Раз уж заговорили про молоко, то и само название «молокане» имеет к этому продукту прямое отношение. Правда, версии разные. По одной из них, это название пошло от того, что в дни поста приверженцы духовного учения Максима Рудометкина, в отличие от остальных православных, ели молочные продукты. По другой версии, слово Божие толкуется как духовное молоко – символ чистоты.

Только чай!

Коренной житель села Виктор не хотел бы покидать родные края, но в Армении работы ему не найти / Фото: ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ

Не имея постоянной работы, фиолетовцы вынуждены массово выезжать на заработки. Несколько семей, перебравшись в Краснодар и на Ставрополье, организовали там производство квашеной капусты по молоканской технологии. И позвали на подмогу землячек. Кто-то отправился в Ереван, девушки в основном устраиваются в столице помощницами по дому в армянские семьи, здесь их ценят – за чистоплотность, скромность, трудолюбие и честность. Мужчины в Ереване и других городах заняты на строительстве домов и укладке печей. Во время визита в Фиолетово мы застали около правления большую группу молодых молокан, их здесь собрал вербовщик, который набирал бригаду сварщиков для прокладки трубопровода в России. За рабочими в Фиолетово он приезжает уже седьмой год подряд, ведь сварка дело ответственное – нужны надежные люди, непьющие. Среди молокан таких большинство. Обращаю внимание, что среди молодых мужчин нет ни одного бородатого. Неужели все еще не женатые?

«Нет, мы – семейные люди, – отвечает на вопрос один из парней, Виктор. – Но каждые полгода я отправляюсь на заработки. А там неизвестно, в каких условиях придется жить, бывает, неделями помыться негде – тут уж не до бороды». Виктор родился в Фиолетово в 1975 году, здесь окончил школу, потом техникум. Имеет специальности водителя, экскаваторщика, бульдозериста. У него двойное гражданство – российское и армянское, что облегчает ему въезд в Россию. Виктор уверяет, что в другом месте жить он не хочет, хотя родственники есть в Австралии и в России, но здесь его родной край, его семья – жена, двое детей. Уезжать приходится скрепя сердце, но иначе семью не прокормишь.

В Фиолетово на полторы тысячи жителей наберется не более десятка армян. Они держат здесь магазин, где среди прочего продается и алкоголь. Товар этот в селе далеко не самый востребованный, спиртное у молокан запрещено. Но, как заметила Евдокия, в семье не без урода: всяко случалось. Но ни на свадьбах, ни на поминках, ни на крестинах пить у них не принято. «А как же праздники?» – спрашиваю я. «А мы самовары на столы ставим с чаем, – говорит Дуся. – О, в горах такие душистые травушки растут – вам и не снилось! Каждое воскресенье у нас – праздник. Утром – молитва, потом идем в гости, летом едем на природу с самоварами и едой, печем картошку, шашлыки жарим. Молодежь танцует – весело! Так же мы отмечаем Пасху, красим яйца, печем пасхи, по-вашему – куличи, отмечаем Рождество, Троицу – а как же! Осенью у нас Праздник Кущей – отмечаем исход евреев из Египта, это у нас праздник урожая. Всю неделю мы жертвуем в пользу общины – кто сколько может, покупаем фрукты, мясо. Варим в чугунках домашнюю лапшу, сами ее делаем».

Михаил Морозов, как и его отец, родился в Фиолетово и уезжать отсюда не намерен / Фото: ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ

Молодоженов пресвитер венчает в молельном доме: просто читает им Закон Божий, дает свое наставление и объявляет мужем и женой. Потом новобрачные едут в городской ЗАГС и расписываются. Разводы у молокан запрещены, хотя все же случались. Смешанных браков – и того меньше. Лет двадцать пять назад был случай: девушка вышла замуж за азербайджанца – до карабахского конфликта они здесь частенько снимали дома на лето. Так рассказывают, скандал был – на всю общину! Все закончилось побегом из дома и отлучением непокорной дочери от семьи… Парни же женятся только на своих, правда, невест подбирают не только в Фиолетово, но и в соседних районах, а то и из России привозят, но обязательно из молоканской семьи. Кстати, все юноши добросовестно служат в армянской армии. Так молокане для себя решили: раз живут здесь, то должны соблюдать все местные законы. Но в карабахском конфликте они участия не принимали – по негласному соглашению.

Фиолетовцы уверяют, что только благодаря вере и неукоснительному соблюдению молоканских устоев им удалось сохранить свою общину – маленький уголок России в Армении. Остается только удивляться, почему никто не изучает уникальный опыт компактно проживающих в одной небогатой деревне русских мужчин и женщин. «Ох, надоели! – отмахивается Дуся сразу двумя руками. – Вот до вас позвонили из турфирмы – хотят приехать в Фиолетово с туристами, надо им чай сделать. Я вам честно скажу: во-первых, летом мы все здесь заняты по горло, во-вторых, мы не хотим, чтобы иностранцы нас изучали за деньги. Потому что потом пишут про нас всякую чушь – и что мы в Христа не верим, и что хлыстами себя изводим. А это все неправда, мы ведем нормальный образ жизни. Поэтому-то мы и отбиваемся от непрошеных гостей всеми правдами-неправдами!»

Не просить, а заработать

Молоканки Анна и Мария подтвердили: телевизоров в доме у них никогда не было – вера не позволяет, а вот книжки читать они любят / Фото: ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ

На просьбу сфотографироваться Дуся ответила согласием, развеяв еще один размноженный СМИ миф о молоканах. Да и другие молокане не возражали против фотосъемки, кроме одетого в косоворотку седовласого и длиннобородого пресвитера, который запретил его снимать. Когда я подошла к стоящему у дороги мужчине средних лет с темной бородой, он не только разрешил себя сфотографировать, но и попросил обязательно прислать ему фото. Познакомились: Михаил Морозов, в Фиолетово жил его дед, родились его отец, он сам и его дочки-школьницы. На вопрос, ждут ли они помощи от исторической родины, молоканин ответил, что ни на чью помощь не рассчитывает. «Мы стараемся сами заработать, а не милостыню просить. Да и вера не позволяет, у нас даже пенсию многие отказываются получать, так как это не заработанные своими руками деньги. Поэтому если что и нужно от России, так это работа. Сейчас мы с супругой трудимся в основном на своем участке, немного занимаемся животноводством. В советское время я работал на химзаводе в Кировакане, но сейчас там все стоит мертво. Две наши дочки еще учатся в школе. Высшее образование? Не вижу смысла, ну окончат они вуз – в селе по специальности работу все равно не найти. Уезжать же отсюда мы никуда не хотим, здесь наши предки жили и нам завещали. С армянами отношения хорошие. Вот лет пять назад в село провели газ. Зимой теперь можно топить газом. Да, цивилизация – вещь хорошая, но слишком дорогая».

К нам подходят две молодые женщины в длинных юбках, на головах – платочки. Поздоровавшись, присоединяются к беседе. Анна и Мария тоже против отъезда, разве что на время – подзаработать. Но с детьми это сделать сложно. Да и летом уезжать из Фиолетово не хочется, ведь ягоды идут – малина, земляника, смородина, надо варенья на зиму наварить. В здешних горах и грибы водятся: опята, черные грузди, моховики – хоть косой коси! Так что скучать не приходится. Телевизор в доме они не держат, как и другие сельчане, а книжки – пожалуйста: русские народные сказки, Пушкин, Лесков, Бунин и, конечно, Толстой, молокане его особенно уважают.

…Мы прощаемся и под оглушительные петушиные крики покидаем это удивительное место. По кочкам и ямам выезжаем на главную трассу. Впереди нас ждет тоннель и – совсем другая Армения.


Скачать (PDF, 10 Mb)

поиск В АРХИВЕ журнала

Год и месяц издания журнала:

Автор статьи:

Название статьи:

Показать все номера

КОНТАКТЫ

Редакция журнала “Русский мир.ru”
Тел.: (495) 981-56-80
Тел.: (495) 981-6670 (доб.109) - вопросы по подписке

Задать вопрос редактору журнала:

Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA

Задать вопрос по подписке на журнал:

Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA