RUS
EN

Екатерина Гусарова. Дерево оживает в руках мастера

 / Главная / Фонд / Проекты / Международная акция "Год культуры Русского мира" / Статьи / Екатерина Гусарова. Дерево оживает в руках мастера

Екатерина Гусарова. Дерево оживает в руках мастера

Находясь в мастерской Веры Белой и разглядывая всевозможные поделки из дерева, сделанные ее руками, вспоминается одна из любимейших сказок детства про Буратино и папу Карло

История приключений деревянной куклы, написанная Алексеем Толстым, – он взял за основу сюжет итальянца Карло Коллоди с его персонажем Пиноккио, – начинается с того, как деревянная заготовка буквально ожила в руках мастера. Кажется, что в руках Веры Захаровны происходит то же:

«Я начинаю вырезать из дерева в первую очередь глаза. Если глаза получаются, дальше продолжаю, – рассказывает она, показывая одну из поделок. – Эта называется «Выходящий из воды», на самом деле планировала сделать совсем другое. Задумывала поделку на тему Великой Отечественной войны, как двое юношей легли отдохнуть, а сзади – танки, но по ходу работы вырисовывалось иное. Так бывает часто с деревом: спланировала одно, получилось другое. Дерево оживает, когда творишь».

На полке стоят готовые фигуры солдат с повязками на глазах, сделанные для выставки в Верхнепышминском историческом музее к годовщине Первой мировой войны – 1 августа исполнился ровно век с событий 1914 года. Почему с повязками? «В ту войну впервые были применены газ и отравляющие вещества в битве при Ипре 22 апреля 1915 года. Хлорный газ слепил солдата, поэтому они с повязками на глазах, – поясняет автор. – От газа люди постепенно умирали. В противогазах сложно вести бой, трудно бежать, не все сразу успевали их надеть, очень многие погибали».

В музее она выставляется не первый раз, верхнепышминцы любят приходить сюда, чтобы рассмотреть очередные витиеватости на деревянной статуэтке.

Она часто создает целые сюжеты из дерева, именно на военную тематику. «Я погружаюсь в творчество, готовлюсь – читаю про события, что-то черпаю и выделяю для себя, и очень сложно настроиться, когда отвлекают. Сейчас смотрю на события в Украине, делаю зарисовки, заметки и со временем что-то тоже станет сюжетом поделок», – показывает блокнот, исчерченный карандашом.

Еще одна статуэтка стоит в углу, свежезалакированная, сделана она по мотивам романа «Тихий Дон» Шолохова, про солдат в 1916 году, которые сидели в окопе и думали, что спят, на самом деле умерщвленные газом. Но не только на военную тему творит Вера Захаровна, и не только в технике резьбы по дереву.

Мозаика из бисера, цветы, сделанные по технологии бисероплетения, картины с использованием коры и корнепластика. Последнее создает сама природа, как поясняет мастер, остается лишь добавить нужные детали для завершения образа или, наоборот, убрать лишнее. Деревянные наросты она ищет в лесу у Исетского озера. 

Так, чтобы зашла на поляну и сразу нашла - не бывает. Но если уж увидит что-то интересное, применив собственную фантазию, то готова нести на себе тяжелые заготовки все пять километров домой. Иногда на поиск уходит по нескольку дней, спать Вера Захаровна ночью в лесу одна не боится. Главное, чтобы было что перекусить. Она обеспокоена повсеместной вырубкой у озера – одна за другой поляны оголяются на приозерной местности. Без каркаса из деревьев вокруг озеро мелеет.

Природу Вера Белая очень любит, часто изображает именно ее на своих картинах: лес, животные, растения.  «У меня есть свой способ: присмотритесь, это не простые картины, в них можно найти скрытые фигуры. Картина в картине, – так называет технологию автор. – Сейчас я вам свет включу, а вы найдите 10 фигурок в этой картине».

И действительно, на простой картине, с первого взгляда, где изображен лес, можно найти спрятавшихся зверей. Где-то найти сложнее, где-то просто увидеть, так задумано: «чтобы не проходили быстро на выставках, так и не заинтересовавшись, а присматривались. А то так неинтересно – ни мне, ни зрителям».

Картины по этой технологии сделаны из бисера. «Сейчас это целая индустрия, я уже научилась различать польский бисер от китайского, – рассказывает Вера Захаровна, – а раньше было всего два-три цвета, и мне приходилось поджигать бисеринки, чтобы менять цвета».

Также из бисера Вера Белая делает иконы: «Стараюсь соблюдать все нужные каноны и объясняю людям: если вам подарили икону, прежде чем она начнет помогать, нужно молиться на нее пять лет, мысленно обращаться к ней. Это же энергетика, мы не привыкли с ней обращаться».

Художественную школу Вера Захаровна не заканчивала, всему научилась сама, интуитивно. «В 6 классе я с закрытыми глазами могла нарисовать профиль Ленина», – вспоминает она. 

Когда вышла на пенсию в 2001 году, появилось время и возможность окунуться в творческий процесс полностью. Проработала Вера Белая 20 лет в полиции, инспектором по делам несовершеннолетних, но работа с детьми в рамках этой должности не ограничивалась, также она занималась с детьми в бассейне – работала тренером по плаванию, не только со здоровыми, но и с больными детишками, с диагнозом ДЦП.

Одноклассники заказывали портреты своих детей, разбирали иконы, Вера Захаровна начала выставляться в музеях Екатеринбурга. Но со временем это не оправдало потраченных средств и времени. Вера Захаровна рассказывает: «Выставляться дорого. На выставках участвуют по десять авторов за раз, 20 картин моих, нигде не укажут ни имени, ничего, и мне с этого – ни копейки, а у них вход на выставку платный. Еще и съезди три раза на такси за картинами, и вернут со сломанными рамками. Одно расстройство. Перестала выставляться. Мне главное – творить для души».

Вся комната заставлена поделками, выбрасывать или сжигать – кощунственно, многое раздает друзьям. Раскупают плохо, так как люди не представляют расходы на творчество.

«Вы посмотрите, здесь же миллион всего! – восклицает сестра мастера Валентина Николаевна, – она ведь полпенсии тратит на материалы. Да и я уже по 300 граммов бисера покупаю ей с полученной пенсии, а она раздает просто так. В одной картине бисера и рамка по стоимости тысячи на три-четыре, а картину хотят купить за 500 рублей. Несоизмеримо это».

Вера Захаровна молча улыбается и продолжает рассказывать, уже про своего 10-летнего внука Пашу, которому она передает свои знания, учит его основам декоративно-прикладного творчества. «Сейчас мы перешли на контрастность в поделках, он лучше меня будет делать скоро, потому что я самоучка, а его есть кому учить, – рассказывает Вера Белая. – В школе учителя не сразу верили первое время, что он действительно сам и так быстро, хорошо мастерит поделки. Подозревали, что он приносит их из дома, уже сделанные. Пашка приходил домой и чуть не плакал от обиды».

Паша показывает мне свои поделки из пластилина, ему действительно очень нравится перенимать опыт и знания любимой бабушки.

Работа публикуется в авторской редакции

Новости