Авторизация / Регистрация  Авторизация!
Сделать стартовой
rus eng esp fra ger ita chi

Ангелы с моря
 09.08.2012

«За шесть дней вы сделали в Италии больше, чем вся моя дипломатия за все годы моего царствования». Такими словами в 1909 году встретил император Николай II контр-адмирала Владимира Литвинова после возвращения из средиземноморского похода вверенного ему отряда военных кораблей Черноморского флота.

54_1

Эвакуация раненых на крейсер «Адмирал Макаров» / Фото: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА Н.И. ЕВГЕНОВА. ПРЕДОСТАВЛЕНО А.Ю. ЕМЕЛИНЫМ

Когда путешествие начинается глубокой ночью, будь готов к мистификациям. Машина на непривычно пустой МКАД, сонное Домодедово, равнодушная таможня, спецборт самолета МЧС, многообещающая синева моря под крылом, асфальтовая сковородка аэродрома Палермо под ногами. И вот уже располагающий к дреме комфорт автобуса, в котором предстоит прожить не менее четырех часов. Хочется спать, но глаза упрямо ищут впечатлений. А уверенный женский голос в микрофоне рассказывает о Сицилии. Древние греки, торговые пути, Архимед, римляне, сельское хозяйство, арабы, вулкан Этна, норманны, скоростная автотрасса, подвешенная на столбах над руслом высохшей реки и рассекающая остров от моря до моря. От Тирренского – до Ионического…

И вот она – Этна! Ни с того ни с сего. Так же, как десять лет назад, когда я впервые увидел эту гору, возникшую из горячего и плотного воздуха, крепко обнимающего Сицилию летом. Тогда, в 2002-м, ровно через год после очередного и довольно сильного извержения, мы, поднимаясь к кратерам, видели белые домики с красными крышами, придавленные уже застывшей лавой или засыпанные черно-серым пеплом. Тут от красоты до смерти – мгновения!

Этна растет на глазах. Среди невысоких, устланных выгоревшей травой гор она выглядит фантазмом, прекрасным и нелепым одновременно. Автобус вырвался к побережью меж Катанией и Мессиной. Примерно посредине – знаменитый курорт Таормина, точка на карте, откуда делегация Фонда Андрея Первозванного, усиленная представителями Военно-морского флота России и МЧС, начнет работу.

Курорт-то он курорт. Но бирюзовое море, разлитое в бухты между скал, шезлонги на пляжах, неспешный вечерний досуг за бокалом лимончелло или чашкой кофе «гранато» – не для нас. Допускаю, что поверят немногие, но, правда, – не для нас.

Визит на Сицилию связан с событиями, от курортных праздников далекими. В конце 1908 года на северо-восточном побережье острова случилось страшное землетрясение, сопровождавшееся столь необычным для этих мест цунами. В эпицентре оказался третий по величине город острова – Мессина. Из полутора сотен тысяч жителей погибла почти половина. В городе почти не осталось целых зданий. И если бы на помощь не пришли экипажи русских военных кораблей Черноморского флота, стоявшие неподалеку, последствия катастрофы оказались бы еще ужаснее.

Таормина. Бюст Николая II

Таормине – 2 с половиной тысячи лет. Ее основали древние греки, чему свидетельством – эллинский театр, сохранившийся поныне. Торговая дорога вдоль моря вела из сицилийских портов восточного побережья к узкому проливу, отделявшему Сицилию от материковой Италии. Кого тут только не было за века! Но в XIX веке изысканная природа и насыщенные историей улочки городка привлекли внимание избалованной европейской публики. Получился курорт.

54_2

Русский матрос на разборе завалов после землетрясения в Мессине / Фото: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА Н.И. ЕВГЕНОВА. ПРЕДОСТАВЛЕНО А.Ю. ЕМЕЛИНЫМ

…Солнце еще палит вовсю. Едва кончилась обязательная для этих мест сиеста. Идем по главной улице к парку, где должно произойти первое событие из трех, ради которых и приехала внушительная делегация из России. На первый взгляд изнуренным отдыхом туристам и осовелым от рождения жителям Таормины организованное русскими мероприятие вовсе ни к чему. Жизнь и так неплохо устроена. Несмотря на повисший над Италией кризис.

Но это лишь на первый взгляд. Оказалось, Таормина готовилась к встрече, намеченной на 9 июня 2012 года. В январе в здешнем муниципалитете представителям Фонда Андрея Первозванного рассказали, что город помнит о подвиге русских моряков в соседней Мессине. И о том, как в 1911 году в Таормину заходили с дружеским визитом русские военные корабли, – тоже помнят. И о визитах сюда русского императора Николая II с семьей – не забыли. Равно как и о том, что после мессинской трагедии царь пожертвовал сицилийцам 50 тысяч франков из личных средств. Это, собственно, и стало причиной, по которой в старом городском парке, разбросанном на широкой террасе высоко над морем, решили установить бюст последнего русского императора. Южный терпкий воздух, в котором, как в восточных духах, намешано всякой цветочной всячины вперемежку со стойким запахом кипарисов, полон романтики прошлого. Аллеи в парке узкие, и собравшийся народ, как местный, так и приезжий, теснится вокруг покрытого белой тканью постамента. Карабинеры из знаменной группы вокруг штандарта плотного синего шелка замирают по стойке смирно.

Памятник, созданный еще в 90-х скульптором Василием Клыковым, открывают мэр Таормины Мауро Пасалаква и президент Фонда святого всехвального апостола Андрея Первозванного Сергей Щеблыгин, освящает епископ Корсунский Нестор.

В такие минуты трудно спрятаться от сентиментальности. Бронзовый государь смотрит поверх голов собравшихся, пытаясь пробиться взглядом сквозь густые ветви немолодых деревьев к морю. А может быть, и дальше. Туда, где за синим морем и чужими землями стоит Россия.

Возвращаемся по главной улице медленно. На одной из площадей уже «разогревает» публику итальянский военный оркестр. А рядом – строятся в «коробочку» российские моряки. Оркестр Черноморского флота готовится дать музыкальный бой. Чуть в стороне – три местных музыканта в черных костюмах с красными широкими кушаками. К ним то и дело подходят приятели и утешительно похлопывают по плечам. Без слов ясно: на этот вечер ребята лишились обычного для них дохода. Поначалу вся троица реагирует довольно энергично, как и свойственно южному темпераменту: разводят руками, пожимают плечами, бросают какие-то реплики. Но второй русский марш уже слушают, не отвлекаясь на пустяки. А аккордеонист даже что-то выстукивает пальцами по изумрудному корпусу инструмента. И добрая тысяча далеких от русской культуры людей тоже слушает. Не отвлекается…

Поздно вечером за ужином становится известно, что в Мессине уже ошвартовался наш большой десантный корабль Черноморского флота «Цезарь Куников».

Мессина. Памятник морякам

54_3

Почетный караул большого десантного корабля Черноморского флота «Цезарь Куников» у памятника Русским морякам в Мессине / Фото: ПРЕДОСТАВЛЕНО ФОНДОМ АНДРЕЯ ПЕРВОЗВАННОГО

Эта идея родилась более ста лет назад. Почти сразу после трагедии. Благодарные мессинцы хотели поставить памятник русским морякам, скульптор Пьетро Кюфферле, итальянец по крови, создал эскиз и преподнес его в дар цесаревичу Алексею в 1911 году. На постаменте сделал надпись: «Августейшему моряку, представителю героев милосердия и самопожертвования от благодарных сынов своей Родины». В Мессине появились улицы, названные в честь русских моряков. В том же, 1911 году в гавань пришел крейсер «Аврора». Командиру корабля были торжественно переданы золотая памятная медаль – всему русскому флоту, и серебряные медали – экипажам кораблей, участвовавших в спасательной операции. Но вот на памятник сил у мессинцев не хватило. А спустя несколько лет началась Первая мировая война. Потом – Муссолини. Вторая мировая… В общем, не задалось.

Следующим утром на подъезде к Мессине узнаем, что город воистину полон мистики. Когда-то римский бог Сатурн узрел это место и основал тут первый город. Сцилла и Харибда – тоже местные обитательницы. Одна обреталась у сицилийского берега, другая – у италийского. А может, и до сих пор плавают. Мессинский пролив хоть и узок, всего 3 с лишним километра, но всегда был опасен для мореплавателей. Тут стараются не купаться, столь сильны и непредсказуемы течения.

На центральной площади города, где располагается кафедральный собор, еще тихо. Только по периметру кое-где стоят полицейские машины. Видны яркие и разнообразные формы итальянских силовиков. У кого – эполеты, у кого плюмажи… Красиво!

Доминирует древний кафедральный собор XII века. Впрочем, что значит – XII века? Если приглядеться – метрах в 10 от земли четко видна граница старой и новой кладки. Бледно-розовый цвет меняется на устало-серый. Смотришь – и понимаешь, какой силы были удары ранним утром 28 декабря 1908 года, если даже такое сооружение рассекло пополам. А ударов было три! Город спал. И потому понес такие страшные жертвы.

Постепенно площадь заполняется народом. И пока в самом соборе идет поминальная служба, в которой у престола объединились католический, греческий и русские священники, свободного места уже не остается.

Еще до поездки мне удалось увидеть старые фотографии начала ХХ века, на которых изображено то, что осталось от богатого города. Строго говоря – ничего не осталось. «Город представлял собой ужасный вид, представляя лишь груду камней», – писал домой один из гардемаринов русской эскадры. «Над городом зловеще догорало зарево пожара, вместо фонарей светили с рейда наши прожекторы, и все стены стонали, отовсюду слышались жалобные стоны», – делился с родными другой. И теперь, глядя по сторонам, в который раз поражаешься силе человеческого духа и человеческого терпения. Мессина свежа, красива и пахнет историей.

Тогда, после землетрясения, были и такие предложения: раз восстановлению не подлежит, лучше снести полностью и на месте старого построить совершенно новое. Хватило ума не согласиться.

54_5

Российская делегация Фонда Андрея Первозванного: памятник открыт / Фото: ПРЕДОСТАВЛЕНО ФОНДОМ АНДРЕЯ ПЕРВОЗВАННОГО

Длинной колонной идем по широкой улице, что тянется вдоль моря параллельно набережной. За кронами деревьев мелькает серая громада нашего большого десантного корабля у причальной стенки. Знаменная группа, взвод почетного караула и офицеры корабля – уже с нами. Командир спокойно рассказывает: «Шли из Севастополя пять дней. Не торопясь. Море позволяло»… Во главе колонны гремит медью флотский оркестр.

В мессинском парке просторнее, чем в Таормине. Но места все равно не хватает. Казалось бы, русских – сотни две, не меньше. Но наша речь растворяется в итальянской.

И только сильный микрофон позволяет слышать слова председателя попечительского совета Фонда Андрея Первозванного и Центра национальной славы России Владимира Якунина: «Люди потому и являются людьми, что их высокая нравственность позволяет спасать других людей, несмотря на то, что они придерживаются разных вероисповеданий и говорят на разных языках…»

Нередко речи на официальных мероприятиях утомляют и снижают пафос самого действа. На сей раз – все иначе. Выступают посол Италии в России Антонио Дзанарди Ланди, посол России в Италии Алексей Мешков, президент провинции Мессина Нанни Ричевуто, мэр Мессины Будзанко, внук скульптора Кюфферле Пьер Фассор. Говорят коротко и конкретно.

Посол пересказывает монолог незнакомого ему мессинца, заявившего, что живет только потому, что тогда, в декабре 1908-го, его отца снял с четвертого этажа полуразрушенного дома русский матрос.

Президент провинции сообщает, что принято решение о переименовании площади, на которой установлен памятник, в площадь Русских моряков. И передает Владимиру Якунину в дар копию той золотой медали, что вручили мессинцы экипажу крейсера «Аврора» в 1911 году и что была безвозвратно утеряна после 1917-го.

Падает белое покрывало. И два бронзовых матроса бережно тянут из-под бронзовых досок и камней бронзовую девушку…

Где-то в отдалении бухают орудия. 21 памятный залп. Автоматы почетного караула итальянских ВМС и нашего ВМФ молчат. Тут караулу стрелять не принято. Тут никогда не разрешают военнослужащим из иностранных армий находиться с оружием в руках. Нашим – разрешили.

Памятная доска. Реджио Калабрия

Торжественный обед – дело, конечно, нужное и неспешное. Но у нас не тот случай. Впереди – еще одна церемония. Теперь – на материке. Нас ждут в столице провинции Калабрия. Вон она – на том берегу пролива.

Паромы ходят туда-сюда часто. Огромные, неуклюжие на вид, но, как оказалось, весьма шустрые. Из-за течений до итальянского берега добираться минут 40. Обратно – чуть ли не в два раза быстрее.

Калабрия – это пятка на «итальянском сапоге». Истинная провинция. Даже в сравнении с не самой успешной Сицилией живет неважно. Что уж там говорить о богатом миланском Севере. Редкие стройки заморожены, дороги – если и не чета нашим, то хвастаться все равно нечем. Берега пока пусты. Мы едем мимо будущих пляжей, и нам рассказывают, что есть планы превратить калабрийские берега в туристский рай. Что ж, планы – они на то и планы, чтобы дарить надежду.

Узнав о том, что русская сторона решила поставить памятник в Мессине, калабрийские власти сами вышли с предложением, суть которого, если коротко, – и нас не забудьте. Все, что смогли, – предоставили место для памятной доски. И тоже в парке. И тоже – рядом с морем. Доску и вертикальную декоративную стену для нее делали там же, где и бронзовых матросов, и бюст Николая II, – в России. Около месяца вице-президент Международного фонда славянской письменности и культуры Владислав Мещангин, едва доставили из Москвы ценный груз, метался по треугольнику Таормина – Мессина – Реджио Калабрия. Чтобы успеть, чтобы не упустить ни одной мелочи. Успел…

Если строго по науке, катастрофу 1908 года называют «землетрясение на Сицилии и в Калабрии». Да, трагедия Мессины затмила остальные беды. Но в малонаселенной тогда Калабрии только в двух прибрежных рыбачьих поселках погибло около половины жителей. Досталось и провинциальной столице.

Экипажи русских броненосцев «Цесаревич» и «Слава», крейсеров «Богатырь» и «Адмирал Макаров», канонерских лодок «Гиляк» и «Кореец» спасали людей на обоих берегах.

Приказ об операции командующий учебной эскадрой контрадмирал Литвинов отдал, не дожидаясь разрешения из Петербурга. Всего сутки понадобились кораблям, чтобы из военной базы Аугусты, расположенной в 70 милях от Мессинского пролива, дойти до места катастрофы и высадить на берег гардемарин, офицеров, врачей, санитаров и две роты матросов. На 3 тысячи русских моряков пришлось более 2 с половиной тысяч спасенных из-под завалов. А сколько десятков тысяч человек перевязали, накормили, согрели, отправили в матросские кубрики и офицерские каюты, перевезли в безопасные места? «Адмирал Макаров» даже успел сходить с ранеными в Неаполь и вернуться. А «Цесаревич» – в Сиракузы…

Помощь подошла позже. Появились отряды итальянской армии, американцы, британцы… Потом были награды от собственного и итальянского правительств, хвалебные очерки в газетах всей Европы. И – воспоминания очевидцев. Кто-то рассказывал, что русские моряки откопали хранилище Итальянского банка, где лежало 20 миллионов франков. И сдали все до последней монеты, удивлялся западный репортер. Кто-то писал о том, что в Неаполе в русское консульство пришел простой матрос со спасенным им грудным ребенком. Ребенок спал, напоенный молоком и спеленатый по всем правилам. А матрос попросил, ежели родители не сыщутся, взять малютку обратно, на воспитание. Кто-то первым назвал русских «ангелами с моря». Остальные подхватили.

…Не то чтоб уже стемнело, но огни на сицилийском берегу зажглись. Паром торопится домой, в Мессину. Она беззаботно развалилась на берегу, разомлев от июньского жара, лениво подмигивая фонарями.

Михаил БЫКОВ

Версия для печати  
  Назад
  vk fb lj vk

Cборники ⁄

 

Скачать сборник за 2013 год (PDF 11 Mb)

а

 

Скачать сборник за 2012 год (PDF 12 Mb)

 

Скачать сборник за 2010 год (PDF 8 Mb)

 

Скачать сборник за 2009 год (PDF 5 Mb)

Контакты ⁄

Редакция журнала «Русский мир.ru»

Тел.: (499) 519-0168

Написать письмо

Управление проектом
Информационные Бизнес Системы

Графический дизайн Портала Александр Кизяченко

HTML-шаблоны и флэш-элементы
ООО "Статпро"


 

© 2008-2014 Фонд «Русский мир»

При цитировании информации гиперссылка
на портал «Русский мир» обязательна.

117218, г. Москва, ул. Кржижановского, д. 13, корп. 2. Тел.: +7 (495) 981-5680.
Письмо администратору портала

Возрастная категория 12+