RUS
EN
 / Главная / Публикации / Ещё один миф о России

Ещё один миф о России

Александр Горянин21.07.2017

У нас уже шла речь о вздорных мифах, связанных с нашей страной, — мифах, глубоко укоренившихся не только в сознании иностранцев, но и проникших в отечественную картину мира. На этот раз мы оспорим общепринятое утверждение: захолустная Россия до Петра I не играла сколько-нибудь заметной роли в мировых делах.

Мы разбирали нелепицы о «потёмкинских деревнях», о повальном казнокрадстве в России до 1917 года, о «Петербурге на костях»  и им подобные. Поскольку мифов такого рода — от злонамеренно внедряемых до основанных на простом недоразумении — довольно много, тема эта заслуживает продолжения. Разберём на этот раз следующий (заранее предупреждаю, такой же вздор, как и вышеупомянутые): Россия до Петра I не играла сколько-нибудь заметной роли в мировых делах, будучи полной глушью и захолустьем, она не участвовала в главных свершениях человечества вообще и христианского мира в частности, не влияла на европейские дела. Что ж, давайте посмотрим, влияла или нет.

«Московия» – Россия на голландской карте 1717 года. Фото: cschool.perm.ru

Выбор веры

Уже «выбор веры» Владимиром Красное Солнышко был судьбоносным для всей Европы. Когда князь Владимир размышлял около 986 года, какую веру избрать для своего народа, решалась судьба всего континента. Предпочти Владимир мусульманство, Европа очень скоро оказалась бы в мусульманском охвате, ибо это динамичное вероисповедание в то время уже господствовало на западном конце Европы — на Пиренейском полуострове, а также на Сицилии. Одновременно оно утверждалось на Волге и в Предуралье. При мусульманском выборе Владимира фланги, не исключено, однажды сомкнулись бы.

В случае принятия Владимиром латинского толка христианства, в Восточной Европе, возможно, возникла бы коалиция славян-католиков — русских, поляков, чехов, словаков, хорватов, словенцев, тем более что языки этих народов в Х веке ещё были полностью взаимопонятны. И это тоже означало бы совершенно иной сценарий хода европейских событий.

Наконец, избери Владимир иудаизм, это привело бы к возрождению иудейской Хазарии (к тому времени почти разгромленной «вещим» Олегом и князем Святославом). Чем была Хазария в пору своего расцвета, видно на таком примере. В конце VI века во дворце персидского шаха Хосрова Ануширвана стояло три символических золотых трона для владык Константинополя, Китая и Хазарии, буде они вздумают посетить Персию. В середине Х века византийский император Константин Багрянородный писал в «Книге о церемониях», что послания императорам Запада и римским папам должны нести золотую печать достоинством в два солида, тогда как печать на посланиях правителю хазар должна быть в три солида. При «хазарском» выборе Владимира иудаизм воцарился бы от Каспия и Дуная до Балтики и Белого моря. Излишне говорить, что и в этом случае мировое развитие пошло бы иным путём.

Владимир остановил свой выбор на «греческой вере» — и история Европы стала той, какой мы её знаем. 

Россия и другие державы

В XIII–XIV веках наши предки оказали Европе величайшую мыслимую в то время услугу, нейтрализовав опасность, угрожавшую ей со стороны степняков Золотой Орды.

Взглянем чуть шире. Помимо нынешних великих держав, Европа помнит по крайней мере ещё десяток, размещавшихся на её просторах целиком, частью или каким-то краем в разные исторические периоды после крушения Рима. Семь из них очевидны: Византия, Священная Римская империя, Золотая Орда, Испания, Высокая Порта (Турция), Австро-Венгрия, Германия. Ещё о трёх догадываются не все. Это упомянутая Хазария, Польша (между Люблинской унией 1569 года и концом правления Яна Собеского в 1696 году) и Швеция (между Вестфальским миром 1648 года и Ништадтским миром 1721 года). Чрезмерные территориальные претензии семи из этого десятка великих держав окоротили наши предки. 

Уже после «петровского рубежа» Россия остановила бодрый марш к мировому господству наполеоновской Франции. Ну и не забудем, кто положил конец бодрому маршу к мировому господству гитлеровского Третьего Рейха и благодаря кому сегодня школьники по всей Европе не изучают «Майн Кампф» в качестве вершины человеческой мысли под надзором расово проверенных учителей в сапогах.

Напомню, что почти все названные экспансионистские державы либо были низведены в разряд обычных стран, либо даже распались на составляющие.

Но и это ещё не всё, добавим некоторые подробности. В XIII веке Александр Невский остановил германское продвижение на русские земли, тем самым ограничив регион германской колонизации Прибалтикой. В ХV–ХVI вв. самым большим государством Европы было Великое княжество Литовское — хоть и русскоязычное, но соперник Руси. На пике своей экспансии это Великое княжество простиралось от Балтики и Ладоги до Чёрного моря и от Пруссии до Оки, т. е. было по всем меркам ещё одной великой державой. Однако в ходе войн с Московской Русью в 1500–03, 1507–08, 1512–22, 1534–37 годах оно потеряло половину своей территории, а неудачное участие в Ливонской войне против России ослабило его настолько, что в 1569 году оно было поглощено Польшей и в сильной степени полонизировано.

Длившаяся четверть века Ливонская война (1558–83) оказалась, в конечном счете, неудачей Ивана Грозного, который не остановился вовремя. Но речь не об этом. Ведь в каком-то смысле по числу участников и размаху это была самая первая мировая война. Можно ли после этого говорить о тогдашнем «неучастии» России в делах Европы?

И Тридцатилетняя война (1618–1648), величайшая европейская война Нового времени (следующая мировая война?), не обошла Россию стороной. Как временная союзница Швеции, Россия приняла участие на важном её участке, в так называемой «Смоленской войне» (1632–1634).

В конце ХVI века новой великой европейской державой (и опять самой большой в Европе) стала Польша. Между 1604 и 1618 годами могло показаться, что она поглотит и Россию. Но Россия не позволила это сделать, заставив Польшу и впредь забыть о великодержавных устремлениях.

Россия первой из европейских стран в Новое время установила связи с Китаем по суше (первое посольство в 1618 году, первый русско-китайский договор в 1689 году). А вот Афанасий Никитин, если кто не знает, дошёл до Индии в 1469 году (Васко да Гама ещё даже не родился).

Урок географии

В своей предвыборной кампании 1988 года американский вице-президент (и будущий президент) Буш-старший прочёл по бумажке следующее: «Россия не участвовала в трёх самых главных свершениях западного мира — Реформации, Просвещении и Великих географических открытиях». Смысл этих слов был таков: раз не участвовала — значит, куда уж ей до «западного мира»!

Поскольку Реформации избежали также Италия, Испания, Португалия, Франция (Францию, правда, гугеноты попытались приобщить к «западному миру», но им устроили Варфоломеевскую ночь) и Греция, мы в хорошей компании. Просвещение же определённо имело свою российскую версию (как были свои версии в каждой европейской стране, и была даже американская, хоть и слабенькая). Но самое интересное с Великими географическими открытиями. 

Тут чемпионом принято считать Испанию. Её судьба странно симметрична судьбе России — при всём внешнем несходстве двух стран. Почти одновременно сбросив чужеземное иго, оба народа немедленно начинают долгую экспансию за пределы Европы: Испания — на запад и юго-запад, Русь — на северо-восток и восток. К Тихому океану русские и испанцы пришли с двух сторон. Движимые, что уж отрицать, корыстью (испанцев манило золото, русских — лучшая в мире пушнина), обе страны, сами того не ведая, выполняли важнейшую историческую задачу Старого Света по открытию дотоле неведомых пространств Земли. 

Их вклад в решение этой задачи, по меркам глобуса, почти одинаков: Испания может записать в свой актив примерно 12,5 млн квадратных километров новооткрытых жарких земель (это Южная Америка без Бразилии и Гвианы, Центральная и часть Северной Америки, Филиппины). Но и России принадлежит честь открытия практически равной по площади территории, Это 12 миллионов квадратных километров холодных земель (Сибирь, Аляска, Алеуты, Грумант, ставший позже Шпицбергеном, а сверх того — несколько островов Тихого океана). Это если не считать открытия ледяной Антарктиды в январе 1820 года. А собственно, почему не считать? Открытие Антарктиды, материка площадью 14 миллионов квадратных километров, и вовсе должно было поставить Россию впереди всех стран, с которыми традиционно связывают «Великие географические открытия» (с Россией их, заметим, не связывают), но мы люди настолько некичливые, что похлопотать об этом почётном месте никто, кажется, у нас не озаботился.

Русь торговая

Разбираемый нами миф рушится при любом добросовестном углублении в вопрос. Поэтому не будем множить примеры, ограничимся двумя. Кто помнит у нас город Мологу? Ныне он, увы, на дне Рыбинского водохранилища. В Мологе вплоть до Смутного времени была очень значительная ярмарка, съезжались немцы, поляки, «литовцы» (т. е. западнорусские купцы), греки, итальянцы, армяне, татары, турки, персы, хорезмийцы – и при Иване III со здешних торговцев каждый год поступало в казну 180 пудов серебра. Мог ли привлекать иностранных купцов городок, который никогда не был столичным и располагался много дальше от западных и южных границ России, чем Псков, Смоленск, Новгород, Тверь, Москва и другие города, знаменитые своими ярмарками? Или глухая захолустная страна, или надёжный и богатый рынок сбыта – выбирайте. 

В свою очередь, русские купцы торговали в Пекине, Кашгаре, Герате, Дамаске, Исфагане, Бухаре, Тебризе, Трапезунде, Шемахе, Кафе (Феодосии), Царьграде, Салониках, Ревеле, Риге, Кенигсберге, Любеке, острове Готланд, Сигтуне (древней столице Швеции), Стокгольме (который они звали «Стекольный»), Копенгагене, Антверпене, Амстердаме, Генте, в шведском Або (ныне финский Турку — от русского «торг») и других городах Старого Света, имели там торговые конторы и подворья. Кое-где с банями — в Европе, надолго отпавшей от такого удобства, это был важнейший элемент подворья — и, разумеется, с церквями.

Другой факт. У нас повелось думать, что промышленность в России завёл Пётр Первый. Но вот в 1646 году (за 26 лет до рождения Петра) с тульских заводов в Голландию было поставлено через Архангельский порт 600 пушек, а за первые месяцы 1647 года — 360 пушек. Но может быть, это совсем немного? Вовсе нет. В это время главной военной державой Европы была Швеция, а основу её мощи составляли заводы Луи де Геера, выпускавшие около тысячи пушек в год. Другими словами, Россия продавала выдающиеся количества оружия. Подобная торговля была выгодным делом, четыре века назад люди чувствовали конъюнктуру не хуже, чем сегодня. Голландцам были очень нужны пушки: они завершали Тридцатилетнюю войну с испанцами и готовились к войне с англичанами. 

Кстати, это не было начало русского металлургического экспорта. Много раньше, при Иване Грозном, русская сталь («стырь», «харалуга», «сыродутный уклад») считалась в Англии одной из самых добротных.

Всё это – факты. Ну а была ли в самом деле, как утверждают, Россия оторвана от дел Европы и мира, решайте сами.

Рубрика:
Тема:
Метки:

Также по теме

Новые публикации

Международный творческий конкурс «Всемирный Пушкин», учреждённый фондом «Русский мир» и музеем-заповедником А. С. Пушкина «Болдино», подводит первые итоги. Объявлен шорт-лист, куда вошли 16 финалистов. Все они приедут в Болдино и станут гостями XI Ассамблеи Русского мира. Об итогах конкурса рассказывает директор музея «Болдино», председатель жюри Нина Жиркова.
150 лет назад, 18 октября 1867 г., состоялась церемония передачи Аляски под юрисдикцию Соединенных Штатов. Это стало возможным благодаря подписанному Россией и Северо-Американскими  Соединёнными Штатами договору.
Работа фестиваля в самом разгаре. Но первый рекорд уже есть – по количеству участников нынешний фестиваль – самый представительный: более 25 тысяч гостей из 180 стран. При этом желающих попасть было как минимум в два раза больше. Участники уверены, что фестиваль в Сочи станет историческим  событием.
«Русский язык в международном образовательном пространстве» – тема одной из сессий проходящего в Сочи IV Международного педагогического форума «Текст культуры и культура текста». Преподаватели русского языка обсудили состояние и существующие тенденции в преподавании русского языка в их странах.
«Жизнь за границей  до сих пор представляется для многих россиян чем-то вроде желанной страны за морем-океаном, от которой никто добровольно не отказывается. Поэтому рассказ моих детей  о намерении вернуться после заграничной командировки на родину вызывал у знакомых недоумение, и им всё время  приходилось подбирать слова как бы в оправдание».
14 октября в Любляне (Словения) прошла региональная конференция по поддержке и сохранению русского языка вне России. В ней приняли участие преподаватели и издатели из России, Австрии, Венгрии, Италии, Словении и Хорватии.  Они обсудили языковую ситуацию в отдельных странах  региона, особенности обучения двуязычных детей вне языковой среды и другие вопросы.
«Хлеб – всему голова». Это мы помним с детства. Каждому из нас наверняка говорили: «Ешь суп с хлебом!» «Уважай хлеб, не кроши его на стол!»  В школьной столовой обязательно на видном месте висела пословица про хлеб. 16 октября  отмечается Всемирный день хлеба, а мы расскажем о том, как ценили хлеб на Руси.
В этом году Вильнюс на Покров не убрался первым снегом, как в старину, а погрузился в зарядивший надолго дождик. Такой мокрой осени в Литве не было, как выяснилось, целых пятьдесят лет… Но участникам и зрителям  фольклорного фестиваля «Покровские колокола» плохая погода помехой не оказалась.