RUS
EN
 / Главная / Публикации / Живая старина в Пожарище

Живая старина в Пожарище

Сергей Виноградов 20.02.2017

В городах на Масленицу едят блины и сжигают чучела, а в глухом вологодском Пожарище собираются всей деревней на братчину. В самой большой избе посёлка водят хороводы, сидят за длинным столом и затевают народные игрища. Пожарище названо национальной деревней Русского Севера за то, что люди здесь живут в старинных домах-пятистенках по традициям предков. Не для туристов, а для себя.

По последней переписи в Пожарище проживают 156 человек, но в год сюда приезжают до 15 тысяч туристов: посмотреть на этнографические фестивали, народные праздники и свадьбы в русском стиле. «Мы живем так, как живем не для туристов вовсе, и не для побед в конкурсах, а для самих себя», – рассказывает лауреат Госпремии Олег Коншин, который ещё в начале 90-х годов начал возрождать родное Пожарище. Городские едут сюда за знанием и эмоциями, деревенские – за советом, а телевизионщики и режиссёры-документалисты – за картинкой богатой русской деревни без иномарок и спутниковых антенн.   



Тридесятое царство

Происхождение деревни Пожарище увековечено в её названии. По преданию, ещё в начале XVII века первые избы на месте выгоревшего леса срубили два брата. Но современные местные жители, не желая накликать беду, поправляют гостей с ударением – не ПожАрище, а ПожарИще. Деревня лежит на старинной сухопутной дороге, изрядно потрёпанной в последние десятилетия.

По Нюксенскому району, к которому относится Пожарище, пролегает шумная трасса из Вологды в Великий Устюг – за отвороткой начинается кочковатая сельская дорога, которая готовит гостей к возвращению в прошлое. Эта дорога и дремучие леса по обочинам – часть экскурсии с погружением. В конце концов, и в русских сказках по пути в Тридевятое царство надлежало сносить трое лаптей и стереть три посоха. От Вологды – 360 километров, от Москвы – почти восемьсот.



Что значат 15 тысяч пожарищинских гостей в сравнении с сотнями тысяч туристов, которые ежегодно приезжают в древнюю Вологду, сказочный Великий Устюг, в крупнейшую обитель России Кирилло-Белозерский монастырь и другие наезженные места Вологодчины? Капля в море. Однако именно Пожарищу всенародное голосование присудило победу в конкурсе «Чудеса Земли Вологодской».

Что же чудесного в Пожарище? Дома? Да, красивые, большие и нарядные, крепко построенные, и ничего более. Сарафаны и косоворотки, в которых местные жители ходят не только на праздники, но и в будни? Конечно, хоровод в пятьдесят или более участников, одетых в крестьянское платье, впечатляет, но не поражает. Домашнее пиво и калитки с шаньгами настолько вкусны, что не успевают скиснуть и зачерстветь, но и это на чудо не тянет. Вероятнее всего, объяснение уникальности Пожарище в том подлинно русском духе, который сохранили или воскресили здешние жители. С первого слова, сказанного на неповторимом уфтюгском диалекте, с первой исполненной песни гость ощущает, что попал не к ряженым, у которых под сарафаном джинсы, а в голове –размышления о том, какую бы ещё ненужную услугу навязать наивным городским.

Строго говоря, экскурсий в Пожарище не проводят. Рассказывают и показывают, но без менторских интонаций в голосе. У гостей остается ощущение, что они украдкой подсмотрели жизнь, которая текла здесь своим чередом до их приезда и будет течь после. Про машину времени, перенесшую на века назад, частенько пишут в книге отзывов и на страничке деревни в социальной сети. 



Внешне Пожарище напоминает архитектурно-этнографические музеи, которых в России немало. Традиционная северная деревня представлена отлично сохранившимися усадьбами, домами и хозпостройками преимущественно XIX века. Более молодые (и даже совсем новые) дома стараются не портить общей картины и успешно этого достигают. Плетни, заборы, колодцы, лавочки и прочий хозяйственный антураж также построены в традициях. В деревне имеется святой родник, восстановленный на месте Заболотской часовни, и полянки для народных гуляний, сходов и вечёрок, которые (полянки) поддерживаются в чистоте всем миром. Для гостей здесь организуют народные игрища с качелями, хороводом и плясками, а голосистые участницы ансамбля «Уфтюжаночка» исполнят старинные песни, и покажут этноспектакль.

Приезжих угощают блюдами, приготовленными в русской печке по местным рецептам. Некоторые имеют странные и непроизносимые названия. А другие известны каждому россиянину с младых ногтей. Например, подают настоящий русский колобок. После обеда и концерта гостям обязательно предложат присесть к ткацкому станку или (по сезону) выйти в поле с косой или серпом.
 
Миссия Пожарища

В жизни Олега Коншина, самого известного пожарищинца, было именно так. В детские годы он приезжал на каникулах к бабушке Сане в Пожарище, и, наслушавшись с печки сказок и песен бабушкиных подружек-соседок, слез с печи другим человеком. После армии в начале 90-х годов вернулся в Пожарище и стал записывать у своих односельчан всё, что они могли вспомнить. И хорошо, что поторопился: сегодня из того поколения уроженцев начала XX века почти никого не осталось, а последующие поколения, получившие пролетарское образование, о традициях знали значительно меньше.



Первые репетиции основанного Коншиным фольклорного коллектива «Уфтюжаночка» (по названию реки Уфтюги), с годами выросшего в этнографический центр с конференциями и научной деятельностью, проходили в избе бабы Сани. От песен перешли на ремёсла, от ремёсел – на традиционную одежду, кухню и забытые праздники. Когда появился туристический интерес, появилась и занятость для местных жителей. Те, кто хотел работать, получил занятие и неплохую, по сельским меркам, зарплату.

Потянулись люди из соседних деревень и городов. Так шаг за шагом Пожарище стало расти вширь и вглубь.  «Говорите, что национальных деревень в России много, а я вот, извините, знаю очень мало, каждая наперечёт, – говорит Олег Коншин. – Псевдонациональных и лубочных, правда ваша, – великое множество. В чём наше отличие? Наверное, в том, что мы ничего от себя не вносим, а сохраняем традиции, по которым жили наши предки». Он не скрывает того, что видит в своей деятельности и глобальную миссию. Чтобы из других деревень взглянули на Пожарище и пошли по той же дорожке. Здешними наработками интересуются многие (причём не только русские), кто хочет восстановить традиции на своем культурном и этническом пожарище.



На Троицкое заговенье

Здесь народный календарь не на стенке, а в крови у каждого. Работают много, но и о праздниках не забывают. На Масленой неделе проводят фестивали театрализованных русских сказок, а также детского творчества. На Пасхальной неделе проходит семейный фестиваль «Моё родовое дерево», который традиционно завершается кашей, приготовленной «вскладчину», – из пшена, принесённого всеми, каждый по горсточке.   

Но главным праздником здесь считают Троицкое Заговенье, который проходит через неделю после Троицы. Центральным событием праздника становится фольклорный фестиваль «Живая старина», который собирает в Пожарище большие народные коллективы из соседних областей. Количество участников нередко превышает население деревни. Огромной толпой местные и гости ходят из деревни в деревню с традиционными песнями, праздник сопровождается гуляниями, хороводами, ярмаркой и обильным угощением. «Людей приезжает очень много, – говорит автор многих пожарищинских проектов Олег Коншин. – Это наш местный праздник, в наших краях его отмечали испокон веков. С каждым годом он набирает обороты и уже даёт импульс не только российским регионам, но и в зарубежье. В странах Балтии, например».



Свадебный обряд – гордость Пожарища. Считается, что здесь его восстановили во всех старинных деталях и тонкостях – с причетами, величальными песнями, приговорами и шуточным ряженьем. И здешние обряды весьма мало походят на городские выкупы и конкурсы, которые, как считается, скопированы с деревенских свадеб. Туристам, как правило, показывают свадебный обряд «понарошку», но иногда женятся и венчаются по-настоящему.

Дети от этих союзов растут и воспитываются в Пожарище и другой жизни не знают. После общеобразовательной школы они идут к мастерам постигать традиционные ремёсла – плотницкое, кулинарное и ткацкое. Подавляющее большинство выросших среди местной живой старины не пожелали искать счастья в городе, как жители окрестных деревень, а построили избы и взялись за одно из направлений развития родной деревни.

Олег Коншин при каждом удобном случае, и в каждом интервью сообщает – мол, нужны новые поселенцы. Не песни петь и кружиться в сарафане по полянке, а работать в поле и деревне – головой и руками.



Планов много, а возможностей – ещё больше. Хлебопекарню и маслобойню восстановить, гостиницу для туристов построить. Олег Коншин признается, что общаться и найти взаимопонимание с соотечественниками, утратившими связь с традициями предков, для него всё сложнее. Но он старается не забывать, что «все мы – русские люди», и многократно видел, как в собеседнике неожиданно для него самого просыпается генная память. Которую пальцем не раздавишь и кликом не сотрёшь.    

Также по теме



Новые публикации

Чтобы лучше понимать причины сегодняшнего, зачастую негативного отношения к России со стороны Запада, необходимо обратиться к истории. Руководитель поддержанного фондом «Русский мир» проекта по созданию просветительского ресурса «Национальные мифы о России» Светлана Королёва объясняет, как получилось, что миф, сформированный ещё летописцами Средневековья, процветает и в эпоху Интернета.
В минувшие выходные Тотьма  – город небольшой даже по меркам Вологодской области – отметила 880-летие и провела традиционный День русской Америки. Город прославили солеварение и купцы-мореходы, торговавшие в Сибири и Америке. Именно уроженец Тотьмы Иван Кусков основал Форт-Росс в Калифорнии, и сегодня сюда приезжают официальные делегации из США и представители коренных американцев – индейцев.
Коучинг, вейпер, биткоин, опен эйр, лоукостер – что это всё такое? Почему наш «великий, могучий, правдивый и свободный» язык оказался настолько замусорен чужеродными вкраплениями? Почему депутаты пытаются бороться с засильем иностранных слов на законодательном уровне? И почему более спокойны филологи, которым, казалось бы, и полагается первыми бить тревогу?
80 лет назад, 12 августа 1937 года, с подмосковного аэродрома в Щёлково стартовал знаменитый перелет в Америку экипажа Сигизмунда Леваневского. Это была уже вторая попытка лётчика совершить беспосадочный перелёт через Северный полюс – первый потерпел неудачу из-за поломки самолёта. Как и другие арктические экспедиции советских лётчиков, стремившихся расширить границы возможного, тот перелёт до сих пор хранит свои тайны.
Начнём с констатации: спор о том, является ли Россия частью Запада или частью Востока, лишён предметного содержания. За «московский» период своей истории русские именно благодаря некоторой степени (само)изоляции состоялись как полностью самобытный народ. Но поскольку время от времени спорт этот всё же вспыхивает, давайте заглянем в суть вопроса.
Автопробег дружбы Берлин – Москва, организованный немецкой общественной организацией Druschba Global e.V, завершён. Точнее, не совсем: его участникам ещё предстоит вернуться домой. Накануне они собрались в столице России и рассказали, зачем отправились в это путешествие, а также поделились планами на будущее.
Cто лет назад в России произошла масштабная катастрофа, причины которой остаются окончательно не выясненными до сих пор. Она случилась на фоне событий 1917 г., когда Россия пережила одну за другой две революции,  которым предшествовали многочисленные внутренние кризисы, усиливавшиеся ещё тем обстоятельством, что шла Первая мировая война.
Алексей Родзянко  – руководитель Американской торговой палаты в России, правнук последнего председателя царской Государственной думы Михаила Родзянко. Мы поговорили о том, как сложилась судьба их семьи после отъезда из России, о русской эмиграции в Америке и российско-американских связях.